МЫ В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ

GEDENKBUCH

Электронная книга памяти
российских немцев

О ПРОЕКТЕ ФОТОГАЛЕРЕЯ ПАМЯТНЫЕ
МЕСТА
ПУБЛИКАЦИИ
ПОИСК ПО ОБД

ПАМЯТНЫЕ
МЕСТА

Карты ИТЛ и спецпоселений
ГУЛАГ СССРКарта лагерей Свердловской области 1930-нач. 50-х гг. Ивдельлаг 1951 г.БогословлагТагилллагЧелябинск, Металлургический р-н. Карта Р. РомбергаГенплан ЧелябметаллургстрояИТЛ Бакалстрой-ЧМС (Фрицляндия).Карта ИТЛ БМК-ЧМС и спецпоселения Челябинской области (1940-начало 50-х гг.).Спецпоселения Свердловской области 1930-50-х гг.Карта Свердловской области с обозначением ИТЛ, УИТЛК, комендатур ОСП и численности спецпоселенцев нач. 50-х гг.Карта спецпоселений Свердловской области (1949).Карта спецпоселений Чкаловской (Оренбургской) области(1949-1950 гг.).Спецпоселения ХМАО
Некрополи и памятные знаки

ПОИСК ПО ОБД

Расширенный поиск


Книга памяти немцев-трудармейцев

Бакалстрой-Челябметаллургстрой.
1942–1946

СОДЕРЖАНИЕ
Предисловие Введение
Глава 1. Принудительный труд на строительстве Челябинского металлургического завода
1.1.
ИТЛ Челябметаллургстроя: создание, этапы развития, численность и категории спецконтингента  (КирилловВ.М.)
1.2.
Формирование и использование в строительстве рабочих колонн мобилизованных немцев  (Гончаров Г. А.)
1.3.
Трудмобилизованные из Средне-Азиатского военного округа на строительстве Челябинского металлургического завода  (Шмыров Б. Д.)
1.4.
Начальником Бакалстроя утвердить...  (Шмыров Б. Д.)
1.5.
Сопротивление и протест узников лагеря  (Кригер В.)
1.6.
Особенности репрессивной политики в лагерной зоне  (Кригер В.)
1.7.
Отношение лагерной администрации и вольнонаемного персонала к мобилизованному контингенту  (Кригер В.)
Глава 2. Жизнь, труд, смерть в лагере и за его пределами
2.1.
Условия жизни и труда трудмобилизованных советских немцев  (Гончаров Г. А.)
2.2.
Условия жизни и труда трудмобилизованных из Средне-Азиатского военного округа  (Шмыров Б. Д.)
2.3.
Физическое состояние и производительность труда спецконтингента (Кириллов В. М.)
2.4.
Динамика движения контингентов ИТЛ БМК-ЧМС и показатели смертности (Цепкалова А. А.)
2.5.
Повседневная жизнь населения индустриального центра в условиях режима военного времени: бытовые аспекты (Палецких Н. П.)
2.6.
Социальный портрет мобилизованных немцев (Разинков С. Л.)

Глава 3. Историография репрессивной политики, реабилитация и увековечение памяти о российских немцах
3.1.
Историографические проблемы репрессивной политики против советских немцев в отечественной исторической науке (Кириллов В. М.)
3.2.
Проблемы реабилитации и память об узниках трудовых лагерей
  • С государственным размахом (Нахтигаль А. Я.)
  • Справедливость через реабилитацию (Нахтигаль А. Я.)
  • Реабилитация – кто против? (Нахтигаль А. Я.)
  • Музей истории российских немцев (Понкратова Т. В.)
  • Спаситель пришел напомнить (Садчикова Л.)

    Глава 4. Архивные документы
    4.1.
    Источники по истории Главпромстроя (Бородкин Л. И., Цепкалова А. А., Гонцова М. В.)
    4.2.
    Строительство завода и ИТЛ
    4.3.
    Трудовая мобилизация
    4.4.
    Репрессивная политика в лагере
    4.5.
    Сопротивление и протест
    4.6.
    Жизнь и труд в ИТЛ Челябметаллургстроя
    4.7.
    Реабилитация
    Глава 5.Жизнь и судьба трудармейцев (воспоминания, биографии, статьи)
  • Альтергот Владимир Федорович
  • Балтаджи Николай Христофорович
  • Бальцер Франц Корнеевич
  • Блянк Ричард Рудольфович
  • Зотов (Беккер) Михаил Васильевич: поэт, художник, трудармеец
  • Беккер Эдуард Федорович
  • Брейтенбьюхер Андрей Андреевич
  • Венкелер Отто Эдуардович
  • Витлиф Губерт Михайлович
  • Вольтер Герхард (Григорий) Андреевич
  • Гаар Эдмунд[т] Робертович
  • Геммерлинг Георгий Владимирович
  • Геммерлинг Юрий Владимирович
  • Герш Людвиг Вильгельмович Их сделали врагами
  • Гетц Андрей Иванович "Жизнь закалила характер"
  • Гопфауф Эдуард Гильярович
  • Горст Александр Георгиевич
  • Горст Отто Фридрихович
  • Гофман (Линк) Лидия Андреевна
  • Зальман Юрий Карлович
  • Ильг Вильгельм Яковлевич
  • Кирш Рейнгард Адольфович
  • Книсс Иоганес Георгиевич
  • Киуру Яков Фомич
  • Кох Яков
  • Крамер Эрнст Вильгельмович
  • Крудер Андреас
  • Кун Петр Петрович
  • Ленц Николай Андреевич
  • Люфт Виталий Иванович
  • Майер Рудольф Иванович
  • Мильке Илья Евгеньевич
  • Махрик Михаил Наумович
  • Мейснер Арутюн Владимирович
  • Отт Давид Давидович
  • Оттен Генрих Фердинандович
  • Отто Александр Петрович
  • Пауль Виктор Иванович
  • Пельтцер Федор Оскарович
  • Руш А.лександр Александрович
  • Тесске Рудольф Эдуардович
  • Фабер Герберт Иванович
  • Фаст Иван Рудольфович
  • Фишер Александр Павлович
  • Фоос Александр Александрович, Бейм Федор Федорович "Друзья"
  • Фукс Виктор Генрихович
  • Цейтлер Герберт Гербертович
  • Шейфер Христиан Федерович
  • Шлей Том Иванович "Степной ребенок"
  • Шнейдер Генрих Генрихович
  • Шнейдер Фридрих Генрихович
  • Штоль Михаил Мартынович
  • Шуберт Иван Готлибович
  • Шульмайстер Эвальд Иосифович "Нас вылечит правда"
  • Шуравина Мария Ивановна
  • Экк Клеменс
  • Эрдман Герберт Гербертович
    Заключение
    Именной указатель
    Предметный указатель
    Список сокращений
    Авторы

    Разинков С. Л.

    Социальный портрет трудармейцев Бакаллага-Челябметаллургстроя

    В лаборатории исторической информатики Нижнетагильской государственной социально-педагогической академии под руководством д-ра ист. наук В. М. Кириллова были созданы электронные базы данных (БД) на основе учетных карточек трудармейцев Тагиллага (6704 записи), Богословлага (20711 записей) и Бакаллага-ЧМС (37086 записей), которые позволяют с максимальной достоверностью охарактеризовать существенные черты этой социальной группы и проанализировать «жизненные пути» ее представителей.

    Для оценки представительности содержащейся в базе данных «Трудармейцы Бакаллага-Челябметаллургстроя» информации необходимо соотнести сведения БД о численности немцев-трудармейцев ЧМС со статистическими данными ГУЛАГа, содержащимися в карточках учета движения мобилизованных немцев.

    Рис. 1.

    Прибытие трудармейцев в Бакаллаг-Челябметаллургстрой в период

    с 02.1942 по 12.1944, чел.

    Источник: ГАРФ. Ф. Р-9414. Оп. 1 доп. Д. 1172. Л.2, 2об; Оп. 1а. Д. 402. Л.3, 3об; Д. 1215. Л. 26, 26об; сведения БД «Трудармейцы Бакаллага-Челябметаллургстроя»

    Сравнение двух источников сведений о прибытии трудармейцев в ЧМС (см. Рис.1) показывает существенное расхождение между ними – по данным БД в ЧМС прибыло на 5657 меньше трудармейцев (34943 вместо 40600 чел.). В действительности степень расхождения между этими данными существенно меньше по причине того, что: во-первых, у 426 персон в БД отсутствует дата прибытия (это характерно как раз для трудармейцев прибывших в ЧМС в начале 1942 г.); во-вторых, из-за дублирования информации в статистических сводках ГУЛАГа и лагерной картотеке (когда при возвращении мобилизованного немца, ранее по каким-либо причинам временно выбывшего из трудармии, на него заводилась новая учетная карточка). Таким образом, БД «Трудармейцы Бакаллага-Челябметаллургстроя» (как, впрочем, и лагерная картотека ЧМС) не полна – в ней, по нашим приблизительным оценкам, отсутствуют сведения о нескольких сотнях мобилизованных в ЧМС немцев (в первую очередь, из числа тех, кто пережил трудармию и был освобожден из нее в 1946-47 гг.). Тем не менее, сведения БД, несмотря на отсутствие в них информации о 1,5-2% трудармейцев, в целом сравнимы со статистическими данными ГУЛАГа, и могут рассматриваться как репрезентативные и достоверные.

    При реконструкции социального портрета мобилизованных советских немцев следует учитывать: во-первых, широту и разнообразие социального состава, вызванную тем обстоятельством, что призывом в трудармию были затронуты практически все слои и группы граждан СССР немецкой национальности, во-вторых, различиями внутри самой категории трудармейцев, вызванными их принадлежностью к определенному мобилизационному потоку и локализацией объекта НКВД. Тем не менее, анализ содержащихся в БД социально-демографических сведений позволяет выявить общие тенденции, характерные для социального портрета мобилизованных немцев вообще и трудармейцев Челябметаллургстроя, в частности.

    Кроме советских немцев в трудармейские формирования были мобилизованы представители многих других национальностей, что отразилось в картотеках крупных лагерных образований Урала (см. табл. 1). Если в трудармейских формированиях Тагиллага и Богословлага немцы составляли подавляющие большинство, то Челябметаллургстрой представлял собой своего рода «интернационал» из 41 национальности.

    Таблица 1.

    Национальный состав трудармейцев ИТЛ Бакалстроя-Челябметаллургстроя НКВД, Тагиллага и Богословлага

    национальность

    Бакалстрой-ЧМС

    Тагиллаг

    Богословлаг

    чел.

    %

    чел.

    %

    чел.

    %

    немцы

    31372

    84,6

    6511

    97,1

    20493

    98,9

    финны и карелы

    3276

    8,8

    67

    1,0

    23

    0,1

    румыны и молдаване

    887

    2,4

    5

    0,1

    5

    0,0

    болгары

    345

    0,9

    2

    0,0

    3

    0,0

    венгры

    340

    0,9

    4

    0,1

    5

    0,0

    русские

    298

    0,8

    52

    0,8

    76

    0,4

    украинцы

    117

    0,3

    6

    0,1

    44

    0,2

    итальянцы

    87

    0,2

    6

    0,1

    -

    0,0

    евреи

    68

    0,2

    10

    0,1

    17

    0,1

    австрийцы

    31

    0,1

    5

    0,1

    10

    0,0

    поляки

    30

    0,1

    26

    0,4

    9

    0,0

    эстонцы, литовцы, латыши

    27

    0,1

    7

    0,1

    9

    0,0

    чехи и словаки

    17

    0,1

    1

    0,0

    6

    0,0

    прочие

    80

    0,2

    2

    0,0

    11

    0,1

    нет данных

    111

    0,3

    -

    0,0

    -

    0,0

    всего

    37086

    100,0

    6704

    100,0

    20711

    100,0

    Источник: Сведения БД «Трудармейцы Бакаллага-Челябметаллургстроя», «Трудармейцы Тагиллага» и «Трудармейцы Богословлага»

    Прибытие мобилизованных советских немцев в ЧМС, как и в другие лагеря НКВД происходило поэтапно, несколькими волнами (см. Табл.2).

    Таблица 2.
    Источники и динамика прибытия советских немцев-трудармейцев в Бакаллаг-Челябметаллургстрой НКВД, чел.

    Источники

    1942

    1943

    1944

    1945

    1946

    Всего

    чел

    %

    По постановлениям ГКО №1123сс от 10.01.42 (первый массовый призыв) и №1281сс от 14.02.42 (второй массовый призыв)

    25383

    25383

    69,2

    По постановлению ГКО №2409сс от 14.10.42

    3102
    834

    3936

    10,7

    Отозваны из РККА и переведены из внутренних строительных частей армии

    95
    1147

    1242

    3,4

    Прибыли из мест заключения после отбытия срока наказания

    14
    55
    145
    442
    74

    730

    2,0

    Перевод с других объектов НКВД

    1
    232
    959
    111
    632

    1935

    5,3

    Прочие

    1531
    752
    865
    254
    32

    3434

    9,4

    Нет данных

    426

    Итого

    30126

    1873

    3116

    807

    738

    37086

    Источник: Сведения БД «Трудармейцы Бакаллага-Челябметаллургстроя»

    Первая массовая мобилизация, инициированная постановлением ГКО №1123сс от 10 января 1942 г., охватила немцев-мужчин в возрасте от 17 до 50 лет, «переселенных» из АССР немцев Поволжья в Сибирь и Среднюю Азию, которые рекрутировались «в рабочие колонны на все время войны»[1], как указывалось в разъяснении ГУЛАГа «независимо от звания в Красной Армии, состояния в запасе, партийной принадлежности, выборных партийных и советских должностей»[2]. От мобилизации могли освобождаться лица, забронированные для работы в сельском хозяйстве и промышленности, больные и не имевшие верхней одежды, а также специалисты с высшим образованием[3], однако образовательный уровень и профессиональный состав трудармейцев первой волны показывает, что это правило не было всеобщим.

    Обработка сведений электронных баз данных позволяет сделать вывод о четкой территориальной локализации трудармейцев по месту призыва: в ЧМС по постановлению ГКО №1123сс оказались немцы, мобилизованные из Северо-Казахстанской (61,9% прибывших в лагерь в феврале 1942 г.), Акмолинской (14,5%) и Южно-Казахстанской (13,1%) областей Казахской ССР. В то время как в Тагиллаг по первой массовой мобилизации направлялись преимущественно трудармейцы из Павлодарской (65,5% прибывших), Семипалатинской (29,6%) и Кустанайской (3,9%) областей Казахстана, а в Богословлаг - из Омской области (100%).

    Второй массовой мобилизацией в соответствии с постановлением ГКО №1281сс от 19 февраля 1942 г. были охвачены т.н. «местные немцы» - мужчины в возрасте от 17 до 50 лет, постоянно проживавшие в областях, краях, автономных и союзных республиках и не подвергавшиеся депортации в 1941 г.[4] Анализ географического распределения трудармейцев второго массового призыва по месту мобилизации позволяет сделать вывод о том, что территории - источники и объекты-преемники мобилизуемых людских ресурсов располагались преимущественно в пределах трех регионов: Южный Казахстан и Средняя Азия (Алма-Атинская, Южно-Казахстанская, Фрунзенская и Ташкентская области), Северный и Восточный Казахстан (Северо-Казахстанская, Кустанайская, Семипалатинская и Восточно-Казахстанская области), и Южный Урал (Челябинская и Чкаловская области).

    По данным ГУЛАГа НКВД в ЧМС по постановлению ГКО №1123сс было мобилизовано 11722 чел., а по постановлению ГКО 1281сс – 14752 чел.[5] Во многих случаях материалы базы данных не позволяют однозначно определить принадлежность трудармейца, прибывшего в ЧМС в феврале – мае 1942 г., к первому или второму мобилизационному потоку, т.к. место мобилизации и время прибытия в лагерь могут совпадать у обоих потоков.

    Третья, самая массовая, мобилизация советских немцев осенью 1942 г., по которой в рабочие колонны наряду с мужчинами 15-55 лет направлялись и женщины, имевшие детей старше 3-х лет, которых они должны были передать на воспитание ближайшим родственникам или органам советской власти, не затронула объекты НКВД. Однако в соответствии с постановлением ГКО №2409сс от 14 октября 1942 г. действие постановлений ГКО «О мобилизации в рабочие колонны немцев-мужчин, годных к труду, в возрасте от 17 до 50 лет» было распространено на «граждан других национальностей воюющих с СССР стран – румын, венгров, итальянцев, финнов».[6] Для указанной категории трудармейцев было характерно географическое распределение по месту мобилизации. Например, из почти 3000 финнов, прибывших в ноябре 1942 - январе 1943 г. в ЧМС, большая часть была мобилизована из Красноярского края (15,1%), Молотовской (13,4%), Архангельской (11,6%), Свердловской областей (9,6%), Удмуртской АССР (7,9%), Новосибирской (5,0%), Кировской (4,9%), Вологодской (4,4%), Омской (4,2%) и Челябинской областей (3,7%).

    В трудовой армии оказались также и кадровые военнослужащие Красной Армии, в большинстве своем успевшие принять участие в военных действиях и даже получить боевые ранения. В июле-сентябре 1941 г. на основании ряда директив и приказов военного командования, в первую очередь директивы НКО СССР № 35105с от 8 сентября 1941 г.[7], военнослужащих рядового и начальствующего состава немецкой национальности предписывалось изъять «из частей, академий, военно-учебных заведений и учреждений Красной Армии как на фронте, так и в тылу» и направить во внутренние округа и строительные части. Вместе с советскими немцами из РККА отзывались также представители некоторых других неблагонадежных национальностей и категорий. Весной-летом 1942 г. все рабочие немецкой национальности из этих подразделений были переведены на объекты НКВД. Так, например, в ЧМС в мае 1942 г. были направлены военнослужащие стройбатальона № 674, расположенного в г. Лениногорск Восточно-Казахстанской области. В отличие от некоторых других лагерей НКВД, большинство немцев – бывших военнослужащих Красной Армии попали в ЧМС не из внутренних строительных частей, а в числе мобилизованных по постановлениям ГКО №1123сс и №1281сс, так как в сентябре-ноябре 1942 г. они были демобилизованы из армии и направлены в места проживания семей.

    В качестве специфической особенности Челябметаллургстроя можно выделить заметное число (2,7% от общего количества трудармейцев, прошедших через лагерь) трудармейцев (большая часть из которых не были немцами по национальности), мобилизованных в июле-августе 1944 г. полевыми военкоматами воинских частей I Белорусского и II Украинского фронта на освобожденных территориях Черновицкой и Одесской областей. Например, венгр И. М. Киш после освобождения территории Каменец-Подольской области Советской Армией был в марте 1944 г. мобилизован полевым военкоматом и направлен в 113 запасной полк I Украинского фронта, затем – в 208 запасной полк, а августе 1944 г. – отозван и направлен в ЧМС; украинец М. М. Кравченко в марте 1944 г. был мобилизован в 106 гвардейский стрелковый полк, по предложению командира батальона перешел в болгарскую национальную роту, которая в июле 1944 г. в полном составе была направлена в ЧМС.[8]

    При переводе трудармейцев с других объектов наглядно проявилась такая, по мнению А.А. Германа и А.Н. Курочкина, характерная, черта в деятельности рабочих колонн НКВД, по сравнению с остальными наркоматами, как «частое перераспределение мобилизованного контингента между... лагерями и стройками в зависимости от выполнения намеченных работ».[9] В качестве примера массового перераспределения рабочей силы можно привести прибытие в марте 1944 г. из Соликамстроя НКВД в подразделение ЧМС в г. Чапаевск (Куйбышевская область) почти 1000 трудармейцев для проведения восстановительных работ на заводах № 15 и 309 наркомата боеприпасов, получивших сильные разрушения в результате взрыва 16 февраля 1944. Еще один случай масштабного перевода трудармейцев связан с направлением в ЧМС более 500 чел. (в основном – женщин) из ВостУралЛага (г. Тавда) в октябре 1946 г.

    Другой составляющей указанной категории являлся индивидуальный перевод мобилизованных немцев по нарядам ГУЛАГа, с целью воссоединения родственников или осуществления следственных действий. Следует отметить, что численность данного контингента трудармейцев была относительно незначительной, а его географическое распределение – весьма неоднородным.

    В военизированные трудармейские формирования «на все время войны» на основании директивы НКВД и Прокуратуры СССР №185 направлялись также и «подлежащие освобождению из числа заключенных немцев, итальянцев, финнов, румын, венгров и болгар, из числа годных к физическому труду».[10] Помимо перечисленных потоков, можно выделить и такие незначительные по числу участников категории трудармейцев как, например, лица, достигшие 18-летнего возраста после окончания массовых мобилизаций, или т.н. «репатриированные» советские немцы, оказавшиеся на оккупированной территории и направленные в трудармию из проверочно-фильтрационных пунктов.

    Как указывалось выше, мобилизации на производство и строительство предприятий оборонного значения были подвергнуты советские немцы, принадлежащие к наиболее трудоспособным возрастам (мужчины 15-55 лет, женщины 16-45 лет). Однако при анализе половозрастного состава трудармейцев Бакаллага-Челябметаллургстроя (см. табл. 3) следует учитывать следующие обстоятельства: во-первых, преимущественную мобилизацию женщин на объекты других наркоматов, приведшую к их меньшей по сравнению с мужчинами численности и неравномерности распределения в лагерях НКВД (так, через ЧМС в 1942-1946 гг. прошли 1555 мобилизованных немок (4,2% от общего количества трудармейцев лагеря), через Тагиллаг – 1008 немок (15%), а в Богословлаге было лишь 110 женщин (0,5%); во-вторых, призыв в трудармию незначительного числа лиц, возраст которых явно выходил за пороговые значения (самому младшему из трудармейцев ЧМС было 13 лет, самому старшему - 64 года), объясняющийся как организационной неразберихой при первых мобилизациях 1942 года, так и стремлением мобилизованных избежать разделения семей; в-третьих, относительно низкая численность когорты 25-27-летних трудармейцев (родившихся в 1917, 1918 и 1919 гг.), связанная с общим падением рождаемости в годы гражданской войны (см.: Табл. 3).

    Таблица 3.
    Распределение немцев-трудармейцев Бакаллага-Челябметаллургстроя по полу и возрасту (на момент прибытия в лагерь), чел.

    Возраст

    Муж.

    %

    Жен.

    %

    Всего

    %

    До 20 лет

    5535

    15,6

    297

    19,1

    5832

    15,7

    20-29 лет

    10927

    30,8

    697

    44,8

    11624

    31,4

    30-39 лет

    11654

    32,8

    337

    21,7

    11991

    32,4

    40-49 лет

    6480

    18,2

    202

    13,0

    6682

    18,0

    50 лет и старше

    777

    2,2

    15

    0,9

    792

    2,1

    Нет данных

    158

    0,4

    7

    0,5

    165

    0,4

    Всего

    35531

    100,0

    1555

    100,0

    37086

    100,0

    Источник: Сведения БД «Трудармейцы Бакаллага-Челябметаллургстроя»

    При этом возрастное распределение внутри когорты 20-50-летних трудармейцев ЧМС примерно соответствовало распределению внутри всей совокупности советских немцев: по материалам переписи 1939 года среди населения АССР немцев Поволжья указанного возраста доля 20-29-летних составляла 44,4%, 30-39-летних - 36,0%, 40-49-летних - 19,6%.[11] Следует отметить, что подобное половозрастное распределение было характерно не только для трудармейцев, но и в целом для всего населения СССР в возрасте 15-55 лет.

    Анализ содержащихся в учетных карточках сведений о месте рождения трудармейцев позволяет локализовать основные районы проживания граждан СССР немецкой национальности, мобилизованных в ЧМС. Табл. 4 иллюстрирует, что уровень регионального представительства и соотношение отдельных локальных групп трудармейцев в целом соответствуют общей картине распределения немецкого этноса на территории СССР в первой трети XX в. При этом, несмотря на то значительное влияние, которое в указанный период оказывали на территориальное перераспределение населения СССР, особенно советских немцев, массовые принудительные и добровольные миграции, подавляющее большинство граждан СССР немецкой национальности к моменту депортации 1941 г. проживали в тех же регионах, где и родились. При этом основные перемещения немецкого населения из районов компактного проживания были вызваны, в первую очередь, переселенческим движением в Сибирь и Казахстан в начале XX в., голодом начала 1920-х гг., индустриализацией и раскулачиванием, а также необходимостью получения высшего и специального образования.

    Таблица 4.
    Распределение трудармейцев Бакаллага-Челябметаллургстроя
    по месту рождения, чел.

    Регион

    (в том числе, область/край/АССР)

    Кол-во субъектов региона, в которых родились трудармейцы

    Кол-во трудармейцев, родившихся в регионе,

    чел

    %

    Украина, Молдавия и Крым

    26

    10891

    30,4

    Житомирская обл.

    2805

    7,8 (25,8)

    Крымская АССР

    2422

    6,8 (22,2)

    Запорожская обл.

    1236

    3,4 (11,3)

    Центральная Россия

    15

    285

    0,8

    Московская обл.

    118

    0,3 (41,4)

    Север и Северо-Запад России

    7

    2911

    8,1

    Ленинградская обл.

    2765

    7,7 (95,0)

    Прибалтика и Белоруссия

    9

    153

    0,4

    Закавказье

    8

    796

    2,2

    Азербайджанская ССР

    304

    0,8 (38,2)

    Юг России

    4

    3119

    8,7

    Орджоникидзевский край

    1055

    2,9 (33,8)

    Краснодарский край

    1024

    2,9 (33,8)

    Казахстан

    13

    2390

    6,6

    Кустанайская обл.

    665

    1,9 (27,8)

    Северо-Казахстанская обл.

    551

    1,5 (23,1)

    Средняя Азия

    18

    1064

    3,0

    Фрунзенская обл.

    694

    1,9 (65,2)

    Поволжье

    6

    10673

    29,8

    АССР НП

    8925

    24,9 (83,6)

    Урал

    7

    1186

    3,3

    Чкаловская обл.

    668

    1,9 (56,3)

    Челябинская обл.

    337

    0,9 (28,4)

    Сибирь и Дальний Восток

    11

    1179

    3,3

    Омская обл.

    645

    1,8 (54,7)

    Алтайский край

    390

    1,1 (33,1)

    За пределами СССР

    26

    1210

    3,4

    Финляндия

    436

    1,2 (36,0)

    Итого

    150

    35857

    100,0

    Нет данных

    1229

    Всего

    37086

    Источник: Сведения БД «Трудармейцы Бакаллага-Челябметаллургстроя»

    Тем не менее, следует отметить некоторые отличия в распределении по месту рождения между контингентами трудармейцев на отдельных объектах НКВД (см.:Табл.5), вызванные неравновесностью различных мобилизационных потоков и спецификой формирования контингента некоторых лагерей. Так, например, трудармейцы, мобилизованные на территории Западной Сибири, направлялись преимущественно в Богословлаг НКВД, что привело к увеличению в этом лагере доли немцев, родившихся на территории Омской области (6,4% по сравнению с 1,8% в ЧМС и 1% в Тагиллаге).
    В качестве особенностей распределения трудармейцев Бакаллага-Челябметаллургстря по месту рождения, вызванных спецификой состава мобилизационных потоков, можно выделить:
    во-первых, высокую долю среди трудармейцев ЧМС лиц ненемецкой национальности (в первую очередь, финнов, ингерманландцев, румын и молдаван), объясняющую существенно больший процент, родившихся в таких регионах, как Финляндия, Ленинградская область, Румыния и Молдавская ССР;
    во-вторых, преимущественное направление мобилизованных немцев из Средней Азии (Фрунзенская область, Узбекская ССР) и Южного Урала (Челябинская и Чкаловская области) именно в ЧМС;
    в-третьих, массовые мобилизации, проводимые полевыми военкоматами на освобожденной территории, способствовали появлению в ЧМС большого количества трудармейцев, родившихся в Одесской (803 чел.) и Черновицкой областях (705 чел.) Украинской ССР.
    Таблица 5.
    Распределение немцев-трудармейцев ЧМС, Тагиллага и Богословлага
    по месту рождения, чел.

    Регион

    ЧМС

    (только трудармейцы немецкой национальности)

    Тагиллаг

    Богословлаг

    чел

    %

    чел

    %

    чел

    %

    Украина, Молдавия, Крым

    9491

    30,3

    1033

    15,4

    7391

    35,7

    Центральный и Центрально-Черноземный район

    192

    0,6

    59

    0,9

    104

    0,5

    Север и Северо-Запад России

    187

    0,6

    185

    2,8

    104

    0,5

    Прибалтика и Белоруссия

    127

    0,4

    39

    0,6

    76

    0,4

    Юг России

    3059

    9,8

    515

    7,7

    603

    2,9

    Закавказье

    765

    2,4

    340

    5,1

    171

    0,8

    Казахстан

    2362

    7,5

    377

    5,6

    268

    1,3

    Средняя Азия

    1037

    3,3

    14

    0,2

    12

    0,1

    Поволжье и Волго-Вятский район

    10608

    33,8

    3605

    53,8

    9614

    46,4

    Урал

    1147

    3,7

    68

    1,0

    123

    0,6

    Сибирь и Дальний Восток

    1098

    3,5

    181

    2,7

    1693

    8,2

    За пределами СССР в границах 1941 г.

    218

    0,7

    92

    1,4

    128

    0,6

    Нет данных

    1081

    3,4

    196

    2,9

    424

    2,0

    Всего

    31372

    100,0

    6704

    100,0

    20711

    100,0

    Источник: Сведения БД «Трудармейцы Бакаллага-Челябметаллургстроя», «Трудармейцы Тагиллага» и «Трудармейцы Богословлага»

    Наряду со всеми трудоспособными гражданами СССР немецкой национальности практически поголовной мобилизации в трудармию были подвергнуты и представители этой национальной группы, служившие наиболее активными проводниками политики советского правительства в среде немецкого этноса: коммунисты, комсомольцы и члены иностранных компартий, нашедшие себе прибежище на территории СССР (см.: Табл. 6). Некоторые из них до депортации принадлежали к руководителям партийного и административно-хозяйственного аппарата районного звена АССР НП. Так трудармейцами ЧМС являлись бывшие секретари Красноярского канткома АССР немцев Поволжья Мюллер Яков Яковлевич, Траутвейн Теодор Теодорович, Роот Александр Иоганесович; председатель исполкома Красноярского канткома Гартман Владимир Фридрихович.[12] При этом большинство трудармейцев - бывших партийных функционеров в период пребывания в трудармии были осуждены по фальсифицированным политическим обвинениям.

    Таблица 6.

    Распределение трудармейцев ЧМС, Богословлага, Тагиллага и Ивдельлага по признаку партийной принадлежности*

    ЧМС

    Богословлаг

    Тагиллаг

    Ивдельлаг

    чел.

    %

    чел.

    %

    чел.

    %

    чел.

    %

    члены ВКП(б)

    706

    1,90

    356

    1,72

    132

    1,97

    309

    3,0

    кандидаты в члены ВКП(б)

    173

    0,47

    96

    0,46

    39

    0,58

    149

    1,4

    члены ВЛКСМ

    1566

    4,22

    786

    3,79

    273

    4,07

    503

    4,8

    члены иностранных компартий

    5

    0,01

    4

    0,02

    9

    0,13

    -

    -

    Всего трудармейцев

    37086

    100,00

    20711

    100,00

    6704

    100,00

    10447

    100,0

    *Для ЧМС, Богословлага и Тагиллага указано общее количество трудармейцев, прошедших через лагеря в 1941-1946 гг., для Ивдельлага - по состоянию на 01.07.1942.

    Источник: Сведения БД «Трудармейцы Бакаллага-Челябметаллургстроя», «Трудармейцы Тагиллага» и «Трудармейцы Богословлага», ЦДООСО. Ф. 5148, Оп.1., Д.53, Л.123

    Распределение трудармейцев ЧМС по уровню образования (см.: Табл. 7, Рис. 2) в целом соответствует показателям, характерным для мобилизованных немцев на большинстве других объектов НКВД.

    Таблица 7.
    Распределение трудармейцев Бакаллага-Челябметаллургстроя
    по уровню образования

    Образование

    все трудармейцы

    только немцы по национальности

    женщин

    мужчины

    чел.

    %

    чел.

    %

    чел

    %

    высшее

    582

    2,0

    5

    0,4

    456

    2,0

    высшее незаконченное

    210

    0,7

    9

    0,7

    163

    0,7

    среднее законченное

    1794

    6,1

    44

    3,2

    1098

    4,8

    среднее незаконченное

    3674

    12,6

    220

    15,9

    2642

    11,7

    низшее (начальное)

    15903

    54,4

    836

    60,5

    12606

    55,7

    малограмотный

    4915

    16,8

    134

    9,7

    4070

    18,0

    неграмотный

    2156

    7,4

    134

    9,7

    1605

    7,1

    итого

    29234

    100,0

    1382

    100,0

    22640

    100,0

    нет данных

    7852

    146

    7204

    всего

    37086

    1528

    29844

    Источник: Сведения БД «Трудармейцы Бакаллага-Челябметаллургстроя»

    Рис. 2.

    Распределение трудармейцев по уровню общего образования

    (количеству оконченных классов школы), чел.

    Источник: Сведения БД «Трудармейцы Бакаллага-Челябметаллургстроя»

    Причины убытия трудармейцев из ЧМС приведены в Табл 8.

    Таблица 8.
    Причины убытия трудармейцев из Бакаллага-Челябметаллургстроя

    Причины убытия

    Кол-во. чел

    %

    демобилизовано, освобождено (в т. ч. по инвалидности, национальному признаку)

    12854

    34,7

    перевод в СУ 859

    7886

    21,3

    перевод на прочие объекты (НКВД или других наркоматов)

    1917

    5,2

    перевод на спецпоселение (в основном в г. Челябинск)

    2005

    5,4

    арестовано, осуждено

    3149

    8,5

    умерло

    6419

    17,3

    дезертировало

    1904

    5,1

    прочие причины

    50

    0,1

    нет данных (в основном перевод в СУ 859 или спецпоселение)

    902

    2,4

    Всего

    37086

    100,0

    Источник: Сведения БД «Трудармейцы Бакаллага-Челябметаллургстроя»

    Большинство из указанных в табл. 8 причин убытия трудармейцев ЧМС в силу их обобщенных формулировок требуют более подробной характеристики и анализа с привлечением дополнительных материалов (архивных документов, воспоминаний и т.д.). Ниже нами проведен первичный анализ, в первую очередь на основе сведений базы данных, некоторых причин убытия трудармейцев ЧМС.

    1. Смертность.

    Рис. 3.

    Смертность среди мобилизованных немцев Бакаллага-Челябметаллургстроя в период их пребывания в трудармии, чел.

    Источник: ГАРФ. Ф. Р-9414. Оп. 1 доп. Д. 1172. Л.2, 2об; Оп. 1а. Д. 402. Л.3, 3об; Д. 1215. Л. 26, 26об; сведения БД «Трудармейцы Бакаллага-Челябметаллургстроя»

    По сведениям базы данных в период с февраля 1942 г. по апрель 1946 г. в ЧМС умерли 6340 чел., что практически совпадает со статистическими данными ГУЛАГа, содержащимися в карточках учета движения мобилизованных немцев, – 6288 чел. (при отсутствии сведений за январь 1945 и март-апрель 1946 г.). Таким образом, сведения базы данных относительно уровня смертности трудармейцев в целом сравнимы с материалами лагерной статистики, что может служить подтверждением достоверности первых, при этом незначительные расхождения (на 0,5%) в приведенных на Рис. 3 рядах данных укладываются в пределы статистической погрешности и могут быть объяснены особенностями учета. Следует отметить, что уровень смертности среди мобилизованных немцев был в действительности выше (может быть, существенно выше), так как актированные инвалиды и обвиняемые, умершие в период предварительного следствия, учитывались в картотеке ЧМС, соответственно, как арестованные и демобилизованные.

    Еще в августе 1942 г. в справке ОУРЗ ГУЛАГа отмечалось, что в лагерях НКВД в январе-июле 1942 г. наблюдается высокая естественная убыль из рабочих колонн мобилизованных немцев «за счет умерших и демобилизованных инвалидов» причинами которой является «ослабление рабочего фонда, доведение его до состояния инвалидности и непригодности к труду».[13]Однако, пик смертей пришелся на октябрь 1942 – май 1943 гг. – за восемь месяцев в ЧМС умерли 3849 трудармейцев, что составляет 60,1 % от смертных случаев за весь 51-месячный период трудармии. Эта тенденция резкого увеличения числа смертности среди трудармейцев была, в той или иной степени, характерна для всех лагерей НКВД: например, в Богословлаге с октября 1942 по май 1943 гг. умерло 1282 чел. (10,9% от числа всех находящихся в лагере трудмобилизованных немцев), в Ивдельлаге – 1339 чел. (12,9%), Тагиллаге – 277 чел. (7,6%), Усольлаге – 1301 чел. (19,6%), и т.д. Бакаллаг в этом ряду занимал ведущее место (см.: Рис. 4) не только по абсолютному количеству умерших, но и по относительным показателям смертности (доля умерших в общей численности контингента трудармейцев).

    Рис. 4.

    Смертность среди мобилизованных немцев в отдельных лагерях

    и по ГУЛАГу НКВД (% от контингента мобилизованных немцев)

    Источник: ГАРФ. Ф. Р-9414. Оп. 1 доп. Д. 1172. Л.1об, 2об, 7об, 9об; Оп. 1а. Д. 402. Л.1, 3, 4, 10, 13

    В стенограмме совещания начальников стройотрядов и вольнонаемных врачей Челябметаллургстроя НКВД 7 января 1943 г. отмечалось, что причинами «возникновения большого числа ослабленных людей» явились: во-первых, «использование лиц ЛФТ (легкого физического труда) на тяжелых работах» и, во-вторых, «питание людей на первом котле» (т. е. по сниженным нормам, не обеспечивающим минимально необходимый для нормального функционирования организма уровень калорий, не говоря уже о восстановлении трудоспособности истощенных и больных людей), в том числе «длительно амбулаторно болеющих». При этом «…напряженная производственная работа на протяжении многих месяцев без положенных выходных дней, с удлиненным рабочим днем, хождение рабочих на значительные расстояния пешком, в значительной мере способствовали ослаблению контингента»[14].

    2. Дезертирство.

    Сравнение сведений базы данных и лагерной статистики относительно динамики побегов трудармейцев из лагеря (см. Рис. 5) показывает существенное расхождение показателей дезертирства. Указанное расхождение, по нашему мнению, может быть объяснено тем, что: во-первых (для периода 1942-1945 гг.) большинство из дезертировавших трудармейцев были практически сразу задержаны и осуждены, поэтому в учетных карточках они могли регистрироваться и как дезертиры, и как осужденные; во-вторых (для периода 1946-1947 гг.) многие трудармейцы (точнее – спецпоселенцы), отмеченные в картотеке, как «дезертиры» (обычно, по причине невозвращения из очередного отпуска), таковыми с правовой точки зрения не являлись и не были подвергнуты уголовному наказанию.

    Рис. 5.

    Количество побегов трудармейцев Бакаллага-ЧМС в 1942-1947 гг., чел.

    Источник: ГАРФ. Ф. Р-9414. Оп. 1 доп. Д. 1172. Л.2об; Оп. 1а. Д. 402. Л.3об; Д. 1215. Л.26об; сведения БД «Трудармейцы Бакаллага-Челябметаллургстроя».

    Наибольшее число случаев дезертирства приходится на 1942 и 1946 гг. (см. Рис 3). Несмотря на то, что вероятность успешного побега была чрезвычайно низка, все же дезертирство не являлось чем-то невозможным. В первом полугодии 1942 года из лагеря бежали 513 мобилизованных немцев (что составляло 2,5% от общего числа трудармейцев ЧМС), из них до конца 1942 г. были задержаны 319 чел. (62%), за второе полугодие – соответственно 163 и 89 чел.[15] На высокий уровень дезертирства из ЧМС (впрочем, как и с других объектов НКВД) в марте-июне 1942 г. повлияли несколько факторов:

    · Тяжелые материальные условия жизни, с которыми столкнулись трудармейцы после прибытия в лагерь

    · Психологическое сопротивление ситуации заключения без вины

    · Физическое состояние организма, еще не ослабленное длительными условиями пребывания в лагере

    · Недостатки системы охраны (отсутствие освещения зон общего оцепления, «плохо организованная выдача пропусков для безконвойного хождения в зону общего оцепления», первоначальное отсутствие регламентации режима содержания трудмобилизованных, и т.д.).[16]

    Побеги трудармейцев с объектов НКВД в первые месяцы 1942 г. квалифицировались по ст. 58-14 УК РСФСР 1926 г. (контрреволюционный саботаж, т.е. «сознательное неисполнение кем-либо определенных обязанностей или умышленно небрежное их исполнение со специальной целью ослабления власти правительства и деятельности государственного аппарата»), а впоследствии – по ст. 59-6 («отказ или уклонение в условиях военного времени от внесения налогов или от выполнения обязанностей»),[17] санкции которых предусматривали наказание «при особо отягчающих обстоятельствах вплоть до высшей меры социальной защиты – расстрела». В ЧМС в 1942 г. было осуждено за совершение дезертирства 388 трудмобилизованных немцев, из которых 106 чел. приговорены к высшей мере наказания – расстрелу.[18]

    Второй пик дезертирства в 1946-1947 гг. связан с невозвращением немцев-трудармейцев и спецпоселенцев из отпусков, которые с 1 января 1946 г. им стали предоставлять «на общих основаниях со всеми рабочими и служащими» Челябметаллургстроя.[19] Многие отпускники предпочитали оставаться в местах проживания своих семей, несмотря на то, что в соответствии с указом Президиума Верховного Совета СССР от 26.12.1941 самовольный уход с предприятия рассматривался как дезертирство, караемое лишением свободы на срок от 5 до 8 лет. Массовые невозвращения из отпуска спецпоселенцев были характерны и для других лагерей НКВД – например, в 1946–1948 гг. каждый десятый работник треста «Тагилстрой» - бывший трудармеец дезертировал с производства, чаще всего не возвратившись из предоставленного ему отпуска.

    3.Осуждение.

    Рис. 6.

    Количество арестованных и осужденных трудармейцев Бакаллага-ЧМС

    в 1942-1946 гг., чел.

    Источник: ГАРФ. Ф. Р-9414. Оп. 1 доп. Д. 1172. Л.2, 2об; Оп. 1а. Д. 402. Л.3, 3об; Д. 1215. Л. 26, 26об; сведения БД «Трудармейцы Бакаллага-Челябметаллургстроя»

    Советские немцы в силу своей национальной принадлежности и устойчивого экономического положения в 30-е гг. находились под пристальным вниманием государства и его карательных органов, что приводило к высокой вероятности подвергнуться разнообразным видам репрессий - от раскулачивания до обвинений в шпионаже в ходе небезызвестной «немецкой операции» НКВД. Хотя во всех доступных нам видах учетных карточек сведения о прежней судимости трудармейцев, а тем более их близких родственников, отсутствуют, выборочное обследование архивно-следственных дел трудармейцев ЧМС, осужденных по ст. 58 УК РСФСР, показывает, что процент таких персон среди мобилизованных немцев был достаточно высоким - о репрессиях упоминается в 30% дел. В период нахождения в лагерях НКВД число судимых среди трудармейцев значительно возросло, при этом, среди преступлений превалировали кражи продуктов питания и предметов жизненной необходимости, дезертирство и саботаж работ, а также антисоветская агитация, что объясняется условиями жизни и труда, вызывавшими массовое недовольство мобилизованных немцев своим положением.

    Как показывает график на Рис. 6 количество арестованных и осужденных трудармейцев ЧМС, приводимое в статистических сводках ГУЛАГа, существенно (на 30-35%) превышает число мобилизованных немцев, для которых в базе данных в качестве причины убытия указан арест или осуждение. По нашему мнению, «недоучет» этой категории трудармейцев в картотеке ЧМС может объясняться двумя причинами: во-первых, как это следует из нашего опыта изучения картотек Тагиллага и Богословлага, в карточках мобилизованных немцев, осужденных в период нахождения в трудармии на непродолжительный срок (от 6 месяцев до 1 года) за хозяйственные преступления (кражи) и возвращенных в рабочую колонну после отбытия наказания, осуждение в качестве причины убытия из трудармии не фиксировалось; во-вторых, для некоторой части осужденных в качестве причины убытия указывался лагерь НКВД, в который они этапировались, и в этом случае нами они учитывались в категории «перевод на другие объекты НКВД». Следует отметить, что в ЧМС доля осужденных трудармейцев была существенно выше, чем в других лагерях НКВД: так, в ЧМС в 1942 году на каждую тысячу мобилизованных немцев приходился 41 осужденный трудармеец, в Ивдельлаге – 17, в Богословлаге – 7.[20] Масштаб репрессивной деятельности чекистов ЧМС отражает и число трудармейцев, осужденных за контрреволюционные преступления, доля которых могла достигать 45-50% от общего числа осужденных трудармейцев (для сравнения в Богословлаге – 22-25%[21], т.е. в два раза ниже).

    При этом для определенных категорий трудармейцев, олицетворяющих собой интеллектуальную и политическую элиту этноса, вероятность подвергнуться аресту и осуждению (особенно, по обвинению в контрреволюционных преступлениях) была существенно выше средней. Например, для мобилизованного немца с высшим или незаконченным высшим образованием опасность подвергнуться репрессии в лагере была в два раза больше (по ст. 58 – почти в три раза больше), чем для «среднестатистического» трудармейца ЧМС (для члена ВКП (б) вероятность ареста и осуждения была выше, соответственно в 1,5 и 1,8 раза).

    По показаниям осужденных трудармейцев, данным в начале 1950-х гг., следователи оперативно-чекистского отдела ЧМС применяли методы физического и психологического воздействия: подвергали подозреваемых неоднократным избиениям, «допрашивали в ночное время, а днем не давали спать», «подолгу держали на допросах, зажимали в дверях пальцы рук». Бывший оперуполномоченный ОЧО ЧМС Г… Б.С. на допросе в 1957 г. так характеризовал обстановку ведения следствия в ЧМС: «по отношению к арестованным со стороны следователей применялись меры физического воздействия: побои угрозы оружием, содержание в изоляторе, где для арестованных создавались невыносимые условия, т.е. лишение нормальной пищи, прогулок. Кроме этого, арестованным во время допроса наносились грубые оскорбления». В результате, как вспоминал впоследствии один из обвиняемых трудармейцев: «после всех душевных и физических истязаний я, как и многие другие, пришел к выводу, лучше подписать ложь и клевету на себя, чем погибнуть, а когда дело будет заслушано на суде, сказав всю правду о насильственном принуждении».[22] Однако, в большинстве случаев, подобные дела рассматривал не лагерный суд, а внесудебный орган – Особое Совещание при НКВД.

    4. Демобилизация

    Сравнение сведений базы данных и лагерной статистики относительно динамики демобилизации и освобождения трудармейцев из ЧМС (см.: Рис. 7) показывает существенное совпадение значений, что подтверждает достоверность сведений БД по этому показателю. В 1942-1943 гг. демобилизации проводились преимущественно по инвалидности, в 1945-1947 гг. на первый план выходят другие основания для освобождения из трудармии, в основном – по национальному признаку. Например, в июле-августе 1946 г. на основании директив НКВД (МВД) СССР № 155 (от 06.05.1944), № 68 и № 435 были освобождены около 1600 трудармейцев ЧМС, в первую очередь – финнов по национальности.

    Рис. 7.

    Количество демобилизованных трудармейцев Бакаллага-ЧМС в 1942-1946 гг., чел.

    Источник: ГАРФ. Ф. Р-9414. Оп. 1 доп. Д. 1172. Л.2, 2об; Оп. 1а. Д. 402. Л.3, 3об; Д. 1215. Л. 26, 26об; сведения БД «Трудармейцы Бакаллага-Челябметаллургстроя»

    5. Перевод-этапирование

    Групповой или индивидуальный перевод трудармейцев ЧМС на другие объекты НКВД производился по нарядам ГУЛАГа и был вызван, как правило, производственной необходимостью. Несомненно, самым массовым случаем перевода являлась передача 7914 мобилизованных немцев из ЧМС на Строительство 859 НКВД[23], которое было организованно в марте 1946 г., в первую очередь, для строительства завода по производству оружейного плутония. Другие, наиболее значительные случаи перевода трудармейцев отражены в Табл. 9.

    Таблица 9.
    Перевод трудармейцев из Бакаллага-Челябметаллургстроя на другие объекты

    Объект

    Кол-во, чел

    Дата (месяц) перевода

    Примечание

    Базстрой НКВД

    (г. Краснотуринск Свердловской обл.)

    837

    03.1944 и 11.1944

    перевод из Чапаевского ИТЛ в связи с его закрытием

    Трест «Коркинуголь»

    398

    12.1942

    Белбалтлаг НКВД (г. Медвежьегорск Карело-Финской АССР)

    107

    10.1944

    Химлаг НКВД (г. Москва)

    54

    08.1944

    строительство и обслуживание мехбазы Главпромстроя

    Строительство 865 (рп. Верх-Нейвинск Свердловской обл.)

    49

    строительство завода № 813 по производству урана-235 для ядерных бомб

    Закметаллургстрой (г. Тбилиси Грузинской ССР)

    46

    04.1944

    Строительство Закавказского металлургического завода в г. Рустави

    Первомайский асфальтовый з-д (пос. Первомайский Куйбышевской обл.)

    36

    12.1945

    Ныне г. Октябрьск

    Богор. в/стр. упр. 34 ОПК-2 (?) (г.Уфа)

    28

    11.1946

    Строительство № 791 (г. Сухуми Абхазской АССР)

    24

    04.1946

    Строительство объектов «А» и «Г», предназначенных для размещения немецких физиков-ядерщиков

    в/ч 20879

    14

    08.1943

    все финны по национальности

    Ивделлаг НКВД (г. Ивдель Свердловской обл.)

    14

    06.1945

    в/ч 1120

    11

    05.1944

    Школа развед.отдела Ленинградского фронта. Все финны по национальности

    Востураллаг (г.Тавда Свердловской обл.)

    11

    04.1945

    штаб Ленинградского фронта

    6

    12.1943

    Все финны по национальности

    Безымянлаг (ст. Безымянка Куйбышевская обл.)

    4

    12.1945

    з-д "Красное Эхо" (?)

    3

    02.1946

    Источник: Сведения БД «Трудармейцы Бакаллага-Челябметаллургстроя»

    6. Спецпоселение

    Победа в Великой Отечественной войне привела к возникновению у трудармейцев ожиданий скорой демобилизации и возвращения в места прежнего проживания, перевода на работу по специальности или поступления в учебные заведения, которым, однако, не суждено было воплотиться в жизнь. С целью удержания депортированных народов в местах выселения в 1945–1948 гг. была ужесточена система спецпоселения, характеризуемая запретом на перемену места жительства, административным контролем и регулированием деятельности некоторых категорий граждан и членов их семей.

    В ЧМС становление системы спецпоселения советских немцев началось несколько позже, чем в других регионах СССР. Только с 1 апреля 1946 г. «все бывшие трудмобилизованные в рабочие колонны немецкой национальности» были «переведены на положение спецпереселенцев и закреплены на предприятиях ЧМС и СУ 859 как вольнонаемные, с вытекающими отсюда правами и обязанностями».[24] На 1 октября 1946 г. в ЧМС на учете состояло 15669 спецпоселенцев, число которых к 01.01.1947 после передачи в СУ 859 и освобождения на основании директивы МВД СССР № 68 сократилось до 7124 чел.[25] В соответствии с приказом МВД СССР № 0290 от 22.05.1947 на персональный учет в отдел спецпоселений УМВД по Челябинской области были переданы все оставшиеся в ЧМС бывшие трудармейцы: 7529 немцев-спецпоселенцев, включая 4495 чел., работающих на строительно-монтажных и подсобных работах в ЧМС и 2134 членов их семей.[26]

    Таким образом, анализ сведений учетных карточек трудармейцев показывает, что социальный облик советских немцев, мобилизованных в Бакаллаг-Челябметаллургстрой НКВД, в своих основных социо-демографических признаках (половозрастное распределение, районы расселения, социальное происхождение и образовательный уровень) повторяет социальную структуру немецкого этноса в СССР. В то же время, отдельные параметры базы данных (распределение трудармейцев Бакаллага-Челябметаллургстроя по национальности, принадлежности к мобилизационному потоку и причинам убытия) отличаются от аналогичных показателей трудармейских формирований на других объектах НКВД и отражают специфику лагеря.


    [1] Текст постановления см.: История российских немцев в документах (1763-1992). М., 1993. Т.1. С. 168-169.

    [2] ГАРФ Ф. Р-9414. Оп. 1. Д. 1157. Л. 6. Впервые опубликовано: Кригер В.Э. Особенности кадровой политики государства в отношении российских немцев в советский период// Немцы Казахстана: история и современность. - Алма-Ата, 1999. С. 78.

    [3] Герман А.Л., Курочкин А.Н. Немцы СССР в «трудовой армии» (1941-1945). – М.: Готика, 1998. С.54-55.

    [4] См.: История российских немцев... Т. 1. С. 170; Герман А.А., Курочкин А. Н. Указ соч. С.161-162.

    [5] ГАРФ. Ф. Р-9479. Оп.1. Д. 112. Л. 65

    [6] Документ опубликован: «Мобилизовать немцев в рабочие колонны… И. Сталин». Сб. док. (1940-е годы) / Сост., предисл., коммент. Н.Ф. Бугая. – 2-е изд., - М.: Готика, 2000. С. 44-45.

    [7] Подробнее об изъятии военнослужащих-немцев из РККА и законодательном обеспечении этого процесса см.: Шульга И.И. Изъятие из рядов Красной Армии военнослужащих-немцев в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.) / Немцы России в контексте отечественной истории: общие проблемы и региональные особенности. – М.: Готика, 1999. С. 349-355.

    [8] ОГАЧО. Ф. Р-457. Оп. 4. Д. 1467. Л. 12. Д 2843. Л. 13.

    [9] Герман А.А.. Курочкин А.Н. Указ. соч. С.66.

    [10] ГАРФ. Ф. Р-9414. Оп. 1. Д. 1157. Л 99.

    [11] Всесоюзная перепись населения 1939 года: Основные итоги. Россия. СПб, 1999. С.

    [12] Кригер В. Процесс над членами последнего правительства АССР немцев Поволжья // Gedenkbuch: Книга памяти немцев-трудармейцев Богословлага. 1941-1946. Нижний Тагил, 2008. Т. 1. С. 73

    [13] ГАРФ. Ф. Р-9414. Оп.1. Д. 1157. Л.149-150. Документ опубликован: «Мобилизовать немцев в рабочие колонны… И. Сталин». Сб. док. (1940-е годы) / Сост., предисл., коммент. Н.Ф. Бугая. – 2-е изд., - М.: Готика, 2000. С. 138-139.

    [14] ОГАЧО. Ф. Р-1619. Оп.1. Д.145. Л. 3

    [15] ОГАЧО. Ф. Р-1619. Оп.1. Д.146. Л. 67-68

    [16] ОГАЧО. Ф. П-878. Оп. 1. Д. 96. Л. 17.

    [17] ГАРФ. Ф. Р-9401. Оп. 2.Д. 127. Л. 109; Оп. 1а. Д. 128. Л. 11

    [18] ОГАЧО. Ф. П-878. Оп. 1. Д. 96. Л. 17об.

    [19] ОГАЧО. Ф. Р-1619. Оп. 1. Д. 40. Л. 52

    [20] ГАРФ. Ф. Р-9414. Оп. 1 доп. Д. 1172. Л.1об, 2об, 7об,

    [21] Разинков С.Л. Социальный портрет и судьбы советских немцев-трудармейцев, мобилизованных в лагеря НКВД на территории Свердловской области в 1941-1946 гг.: опыт создания и применения электронной базы данных: дисс. на соискание уч. степени к.и.н. Екатеринбург, 2001. С. 139.

    [22] ОГЧО. Ф. Р-467. Оп. 3. Д. П-7704. Л. 157-157об., 181об., 190, 197об-198, 263

    [23] ОГАЧО. Ф. Р-1619. Оп. 2. Д. 48. Л. 48

    [24] ОГАЧО. Ф. Р-1619. Оп. 1. Д. 40. С.6

    [25] ОГАЧО. Ф. Р-1619. Оп. 2. Д. 48. Л. 48

    [26] ОГАЧО. Ф. Р-1619. Оп. 2. Д. 48. Л. 102