МЫ В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ

GEDENKBUCH

Электронная книга памяти
российских немцев

О ПРОЕКТЕ ФОТОГАЛЕРЕЯ ПАМЯТНЫЕ
МЕСТА
ПУБЛИКАЦИИ
ПОИСК ПО ОБД

ПАМЯТНЫЕ
МЕСТА

Карты ИТЛ и спецпоселений
ГУЛАГ СССРКарта лагерей Свердловской области 1930-нач. 50-х гг. Ивдельлаг 1951 г.БогословлагТагилллагЧелябинск, Металлургический р-н. Карта Р. РомбергаГенплан ЧелябметаллургстрояИТЛ Бакалстрой-ЧМС (Фрицляндия).Карта ИТЛ БМК-ЧМС и спецпоселения Челябинской области (1940-начало 50-х гг.).Спецпоселения Свердловской области 1930-50-х гг.Карта Свердловской области с обозначением ИТЛ, УИТЛК, комендатур ОСП и численности спецпоселенцев нач. 50-х гг.Карта спецпоселений Свердловской области (1949).Карта спецпоселений Чкаловской (Оренбургской) области(1949-1950 гг.).Спецпоселения ХМАО
Некрополи и памятные знаки

ПОИСК ПО ОБД

Расширенный поиск


Книга памяти немцев-трудармейцев

Бакалстрой-Челябметаллургстрой.
1942–1946

СОДЕРЖАНИЕ
Предисловие Введение
Глава 1. Принудительный труд на строительстве Челябинского металлургического завода
1.1.
ИТЛ Челябметаллургстроя: создание, этапы развития, численность и категории спецконтингента  (КирилловВ.М.)
1.2.
Формирование и использование в строительстве рабочих колонн мобилизованных немцев  (Гончаров Г. А.)
1.3.
Трудмобилизованные из Средне-Азиатского военного округа на строительстве Челябинского металлургического завода  (Шмыров Б. Д.)
1.4.
Начальником Бакалстроя утвердить...  (Шмыров Б. Д.)
1.5.
Сопротивление и протест узников лагеря  (Кригер В.)
1.6.
Особенности репрессивной политики в лагерной зоне  (Кригер В.)
1.7.
Отношение лагерной администрации и вольнонаемного персонала к мобилизованному контингенту  (Кригер В.)
Глава 2. Жизнь, труд, смерть в лагере и за его пределами
2.1.
Условия жизни и труда трудмобилизованных советских немцев  (Гончаров Г. А.)
2.2.
Условия жизни и труда трудмобилизованных из Средне-Азиатского военного округа  (Шмыров Б. Д.)
2.3.
Физическое состояние и производительность труда спецконтингента (Кириллов В. М.)
2.4.
Динамика движения контингентов ИТЛ БМК-ЧМС и показатели смертности (Цепкалова А. А.)
2.5.
Повседневная жизнь населения индустриального центра в условиях режима военного времени: бытовые аспекты (Палецких Н. П.)
2.6.
Социальный портрет мобилизованных немцев (Разинков С. Л.)

Глава 3. Историография репрессивной политики, реабилитация и увековечение памяти о российских немцах
3.1.
Историографические проблемы репрессивной политики против советских немцев в отечественной исторической науке (Кириллов В. М.)
3.2.
Проблемы реабилитации и память об узниках трудовых лагерей
  • С государственным размахом (Нахтигаль А. Я.)
  • Справедливость через реабилитацию (Нахтигаль А. Я.)
  • Реабилитация – кто против? (Нахтигаль А. Я.)
  • Музей истории российских немцев (Понкратова Т. В.)
  • Спаситель пришел напомнить (Садчикова Л.)

    Глава 4. Архивные документы
    4.1.
    Источники по истории Главпромстроя (Бородкин Л. И., Цепкалова А. А., Гонцова М. В.)
    4.2.
    Строительство завода и ИТЛ
    4.3.
    Трудовая мобилизация
    4.4.
    Репрессивная политика в лагере
    4.5.
    Сопротивление и протест
    4.6.
    Жизнь и труд в ИТЛ Челябметаллургстроя
    4.7.
    Реабилитация
    Глава 5.Жизнь и судьба трудармейцев (воспоминания, биографии, статьи)
  • Альтергот Владимир Федорович
  • Балтаджи Николай Христофорович
  • Бальцер Франц Корнеевич
  • Блянк Ричард Рудольфович
  • Зотов (Беккер) Михаил Васильевич: поэт, художник, трудармеец
  • Беккер Эдуард Федорович
  • Брейтенбьюхер Андрей Андреевич
  • Венкелер Отто Эдуардович
  • Витлиф Губерт Михайлович
  • Вольтер Герхард (Григорий) Андреевич
  • Гаар Эдмунд[т] Робертович
  • Геммерлинг Георгий Владимирович
  • Геммерлинг Юрий Владимирович
  • Герш Людвиг Вильгельмович Их сделали врагами
  • Гетц Андрей Иванович "Жизнь закалила характер"
  • Гопфауф Эдуард Гильярович
  • Горст Александр Георгиевич
  • Горст Отто Фридрихович
  • Гофман (Линк) Лидия Андреевна
  • Зальман Юрий Карлович
  • Ильг Вильгельм Яковлевич
  • Кирш Рейнгард Адольфович
  • Книсс Иоганес Георгиевич
  • Киуру Яков Фомич
  • Кох Яков
  • Крамер Эрнст Вильгельмович
  • Крудер Андреас
  • Кун Петр Петрович
  • Ленц Николай Андреевич
  • Люфт Виталий Иванович
  • Майер Рудольф Иванович
  • Мильке Илья Евгеньевич
  • Махрик Михаил Наумович
  • Мейснер Арутюн Владимирович
  • Отт Давид Давидович
  • Оттен Генрих Фердинандович
  • Отто Александр Петрович
  • Пауль Виктор Иванович
  • Пельтцер Федор Оскарович
  • Руш А.лександр Александрович
  • Тесске Рудольф Эдуардович
  • Фабер Герберт Иванович
  • Фаст Иван Рудольфович
  • Фишер Александр Павлович
  • Фоос Александр Александрович, Бейм Федор Федорович "Друзья"
  • Фукс Виктор Генрихович
  • Цейтлер Герберт Гербертович
  • Шейфер Христиан Федерович
  • Шлей Том Иванович "Степной ребенок"
  • Шнейдер Генрих Генрихович
  • Шнейдер Фридрих Генрихович
  • Штоль Михаил Мартынович
  • Шуберт Иван Готлибович
  • Шульмайстер Эвальд Иосифович "Нас вылечит правда"
  • Шуравина Мария Ивановна
  • Экк Клеменс
  • Эрдман Герберт Гербертович
    Заключение
    Именной указатель
    Предметный указатель
    Список сокращений
    Авторы

    Кириллов В.М.

    2.3. Физическое состояние и производительность труда спецконтингента

    При попытке реконструкции картины физического состояния спецконтингента ИТЛ мы сталкиваемся с целым рядом серьезных проблем. С одной стороны, перед нами обилие фактического материала, так как состояние рабочей силы – один из важнейших показателей работы лагеря. От него напрямую зависело выполнение планов промышленного строительства, а потому это был важнейший пункт отчетности лагерного начальства. С другой стороны, мы имеем дело с трудом принудительным, пределы эксплуатации которого весьма условны и их более точное обозначение – «сверхэксплуатация».

    Поэтому забота о физическом состоянии такого контингента весьма условна и зачастую исчерпывается жестокой «присказкой» - «умрут одни - пришлют других». Дело осложняется и обстоятельствами военного времени, когда на грани физической смерти от сверхнапряжения и недоедания оказались миллионы людей в тылу. Еще одна проблема – состояние лагерной документации в начальный период строительства ИТЛ, который в случае с БМК-ЧМС длился около года (с декабря 1941 по декабрь 1942 гг.). В частности, учет трудмобилизованных был налажен плохо. Личные учетные карточки и алфавитная картотека отсутствовали и в середине 1942 г. Мы находим акты обследования лагеря весьма эпизодически – за февраль, май, июнь 1942 г., декабрь 1943 г. Систематические докладные записки о состоянии лагерного сектора (а это важнейший источник при изучении истории жизнедеятельности ИТЛ) появились только в 1944 г. Формы учета движения контингентов лагеря за 1941-1942 гг. из фонда ГУЛАГа дают весьма схематичное представление о физическом состоянии спецконтингента.

    Первые этапы заключенных поступили в лагерь в первой половине декабря 1941 г., а анализ их состояния последовал только в начале февраля 1942 г.: «Физическое состояние этапов Безымянного лагеря удовлетворительное. Прибывшие же этапы из Алма-Ата, Горького и Златоуста по своему физическому состоянию неудовлетворительны. Из числа заключенных этих этапов истощенных от 25 до 50%. Имеются малолетки и больные, которые были госпитализированы.

    Заключенные поступивших этапов, за исключением Безымянлага, одеты не по сезону, причем часть из них была совершенно раздетой…

    На сегодняшний день рабочая сила, имеющаяся в лагере, полностью использована на работе быть не может, т.к. большое количество ее состоит на группе «В»[1], которая выражается в 1.153 чел.,  или 22,7% по отношению к списочному составу лагеря.

    Группа «В» подразделяется следующим образом: амбулаторно-освобожденных - 706 чел.; больные в стационаре - 134 чел.; КВНТ [контингент временно нетрудоспособных – прим авт.]  - 313 чел.». По состоянию на 02.02.1942 г. заключенные по трудоспособности распределялись на следующие категории: ТФТ – 1812 чел. (35,6%), СФТ – 1753 чел. (34,5%), ЛФТ – 515 чел. (10,1%), «некомиссованных» - 1001 чел. (19,7%)[2]

    В «Докладной записке о санитарном состоянии лагерных участков» от 04.02.1942 г. говорится об угрожающем санитарном состоянии, не соответствующем «самым элементарным санитарным требованиям», о быстром росте в январе заболеваемости в ИТЛ. Зафиксировано, что «в течение января месяца на первом и втором ЛУ зарегистрировано около 20 тыс. амбулаторных посещений, что в 2 раза превышает практические нормы… Количество амбулаторно-освобожденных (вместе со стационарными больными) на 1 февраля с.г. было около 1200 чел., что составляет почти 25% лагерного населения». Причинами такого положения названы зараженность питьевой воды бактериями, «неполноценность физического состояния большинства прибывших этапов (последний этап, поступивший 1 февраля на 3 ЛУ имел до 40% истощенных и около 20% больных)»; проживание в неблагоустроенных, холодных землянках и палатках в условиях суровой зимы[3].

    ИТЛ БМК находился на начальном этапе строительства, пересыльного пункта, бань и санпропускников в лагере не было. Результатом такого положения стала «почти 100% и значительная завшивленность лагнаселения»[4].

    Анализ физического состояния трудмобилизованных по сводкам ГУЛАГа возможен с марта 1942 г. Их трудовой фонд (месячное среднесписочное число) составлял в этом месяце 11654 чел. и распределялся следующим образом: группа «А» – 9468 чел. (59%), группа «Б» – 634 чел. (6,6%), группа «В» – 766 чел. (3,4%), группа «Г» – 756 чел. (31%). В составе группы «В»: 560 чел. – освобожденные от работы амбулаторно, 142 чел. – стационарно-больные, 64 чел. - актированные инвалиды. В составе группы «Г»: 9 чел. – вновь прибывшие, 63 чел. – «переброска» (видимо, с одного объекта на другой), 15 чел. – следственные без вывода, 8 чел. – штрафные без вывода, 15 чел. – отказчики от работы, 484 чел. – раздетые и разутые, 160 чел. – простой на производстве, 2 чел. – отказчики на производстве.

    В апреле 1942 г. трудовой фонд составил 17290 чел. и распределялся таким образом: группа «А» – 13302 чел.(76,9%), группа «Б» – 938 чел. (5,4%), группа «В» – 1895 чел. (11%), группа «Г» – 1155 чел. (6,7%). Положение с контингентом заключенных к этому времени оказалось еще хуже. При трудовом фонде в 3046 чел., в группе «А» насчитывалось 1121 чел. (36,8%), группе «Б» – 222 чел. (7,3%), группе «В» – 1534 чел. (50,4%), группе «Г» – 169 чел. (5,5%)[5].

    В мае 1942 г. было проведено два обследования состояния ИТЛ БМК: 7 мая начальником Отдела учета и распределения заключенных (ОУРЗ) ГУЛАГа (СО № 1,5,6,7,9,13 и ЛУ № 1); 13-16.05 – начальником 1-го отделения Санотдела (САНО) ГУЛАГа и старшим инспектором САНО УИТЛК НКВД по Челябинской области. Итоги первого из них отразились в таблице (см.: Табл. 1).

    Табл. 1

    Таблица по результатам комиссования*

     

    №№ отрядов, где проведено комиссование

    Кол-во лиц, подвергнутых комиссованию

    Признаны годными к тяжелому труду

    К среднему

    К легкому

    Инвалиды

    3 отряд……...

    1181

    602

    283

    277

    19

    5 отряд……...

    1332

    1083

    143

    96

    10

    6 отряд……...

    2831

    2324

    116

    371

    20

    Итого…

    5344

    4009

    75%

    542

    11%

    744

    13,6%

    49

    0,4%

     

    *Источник: Ф.1619.Оп.1 Д.134  - Л. 140

     

    На 01.05.1942 г. из общего количества мобилизованных немцев числилось больных: а) стационарных -  499 чел.; б) амбулаторно - освобожденных - 2032 чел.; в) инвалидов -   145 чел. Самое большое количество болезней падало на простудные заболевания, отеки, поносы и истощение. Причины объяснялись следующими обстоятельствами: а) прибытием большого количества немцев в истощенном состоянии; б) плохими жилищно-бытовыми и санитарными условиями организационного периода. В ходе строительства инфраструктуры ИТЛ был оборудован центральный стационар на 250 коек, стационары при стройотрядах, рассчитанные на прием до 250 чел. Однако осмотр выявил, что стационары при стройотрядах оборудованы плохо. Например, в стационаре 13 отряда отсутствуют постельные принадлежности и белье, больные находятся в своей грязной одежде и спят на голых нарах. К тому же, стационар открыт только в  день обследования.

    Ко всему прочему пересыльный пункт в ИТЛ СБМК отсутствовал, в результате чего все прибывающие на станцию Челябинск мобилизованные немцы шли 11 км. до места их размещения и простаивали в ожидании санобработки и распределения по стройотрядам на открытом месте более 6 часов[6].

    Показатели трудовой занятости трудмобилизованных за май месяц в целом выглядели так: среднесписочное число – 24997 чел., группа «А» – 19915 чел. (79,6%), группа «Б» – 1354 чел. (5,4%), группа «В» – 2918 чел. (11,6%), группа «Г» – 810 чел. (3,4%). В группе «В» насчитывалось 92 актированных инвалида[7].

    Что же касается лагерного сектора, то по состоянию на 01.05.1942 г. в ИТЛ состояло на учете –  2419 человек заключенных. Из них 1095 чел. размещены в центральном лазарете: стационарных больных – 521 чел., КВНТ (команда временно нетрудоспособных – прим. авт.) - 460 чел., 76 чел. - обслуживающий персонал.  Заключенные оказались размещены в летних палатках. Комиссия констатировала: «В палатках грязно, вода для питья отсутствует. Сушилки нет. Из-за отсутствия постельных принадлежностей заключенные спят на голых нарах. Физическое состояние заключенных неудовлетворительное…». Объяснение причин такого положения заключенных было аналогично объяснению по трудмобилизованным.

    В целом, по результатам обследования, комиссия сделала следующие выводы: «1. Жилищно-бытовые условия содержания мобилизованных немцев – нормальные; 2. Обеспеченность больных лечебными учреждениями, оборудованием, постельными принадлежностями и бельем – недостаточное; 3. Санитарное состояние жилых бараков и коммунально-хозяйственных зданий – удовлетворительное; 4. Достаточные условия приема мобилизованного контингента немцев не созданы (отсутствует приемный пункт); 5. Санитарные условия содержания заключенных, в том числе и КВНТ на 1 лагерном участке неудовлетворительное. Содержание больных заключенных в центральной гостинице – удовлетворительное»[8].

    По результатам второго обследования выявлены эпидемические заболевания: дизентерия, сыпной тиф. При этом констатировалось: «Оборудование существующей больницы-лазарета примитивно; твердым инвентарем обеспечены недостаточно, постельными принадлежностями также, бельем обеспечены недостаточно». Смертность характеризуется следующими данными (см.: Табл. 2):

    Табл. 2

    Показатели смертности трудмобилизованных*

     

    Месяцы

    Списочный состав

    Число случаев

    Показатели %

    Февраль

    11795

    7

    0,06

    Март

    13186

    63

    0,49

    Апрель

    22067

    164

    0,74

     

    *Источник: Ф.1619.Оп.1 Д.134  - Л. 118

     

    Общий списочный состав заключенных строительства составлял на момент проверки 2234 чел. Обследование  ЛУ 1 показало определенные положительные изменения: «Территория участка содержится удовлетворительно. Заключенные размещены в 10 двойных палатках, оборудованных сплошными нарами  в два яруса. На участке имеется баня туалетного типа, пропускная способность 20-25 чел. в час и паровая камера на такое же количество комплектов. При этом баня имеет всего 16 шаек для мытья. Несмотря на наличие бани и дезокамеры на участке среди заключенных отмечается вшивость». Выявлено более 120 чел., заболевших цингой. Смертность характеризуется следующими данными (см.: Табл. 3):

    Табл. 3

    Показатели смертности заключенных*

     

    Месяцы

    Списочный состав

    Число случаев

    Показатели %

    Январь

    1887

    70

    1,6

    Февраль

    4011

    267

    7,1

    Март

    3711

    248

    6,3

    Апрель

    3551

    165

    5,8

     

    *Источник: Ф.1619.Оп.1 Д.134  - Л. 119

     

    Объяснение причин существования значительной группы «В» и повышенной смертности среди заключенных объяснялось «поступлением в Бакаллаг неполноценных в физическом отношении этапов (Горьковский, Алмаатинский и др.) со значительным количеством больных (до 23%) и истощенных (свыше 50 %), а также отправкой из лагеря по нарядам ГУЛАГа значительной части полноценной рабсилы по специальному отбору»[9].

    В летние месяцы 1942 г. была достигнута высокая занятость трудового фонда трудмобилизованных в группе «А» (июнь – 83,5%, июль – 85%, август - 86,8%, сентябрь - 86,2%, октябрь – 84,1%, ноябрь – 79,6%, декабрь – 67,8%, январь 1943 г. – 58,1%), осенью и особенно зимой увеличивается группа «В» (июнь – 11,7%, август – 8,5%, декабрь – 25,3%, январь 1943 г. – 33,7%). Вероятно, это было время наибольшей сверхэксплуатации узников лагеря принудительного труда. В течение года запас физических сил людей был исчерпан[10].

    Основными причинами выбытия заключенных и трудармейцев являлись: смертность, побеги, арест, этапирование, освобождение и так называемое «возращение в РВК». В 1942 г. заключенных умерло 1040 чел., максимальные потери произошли с января (70 чел.) по март (287 чел.); трудмобилизованных умерло 2727 чел. (смертность возросла от 7 чел. в феврале до 840 в декабре)[11].

    За год бежало 27 заключенных (наибольшее количество в марте – 20 чел.) и 568 трудармейцев (большинство также в марте – 169 чел.). За 1942 год было арестовано 1403 трудармейца (пик арестов в мае -152 чел., августе – 159 чел., сентябре-октябре – по 177 чел., в ноябре – 227, декабре – 173 чел.)[12].

    За этот же год освобождены (для т/м лучше подойдет словосочетание – «демобилизованы по состоянию здоровья») 493 заключенных и 974 трудмобилизованных. Этапировано (для т/м – «возвращено» в РВК, а, фактически «демобилизовано по состоянию здоровья») 3486 з/к и 922 т/м (из них в декабре – 902 чел.)[13].

    Если исходить из того, что за 1942 г. общая численность заключенных прошедших через ИТЛ составила 5461 чел, из них выбыло 5439 чел. (99,5%), то в процентном отношении (применительно к числу выбывших) выбытие составило: 19,1% - умерло, 9% - освобождено, 0,5% - бежало, 70,7% - этапировано, 0,6% - прочие. По отношению ко всему контингенту эти цифры практически не меняются[14].

    Для трудармейцев общей численностью 34446 чел., числом выбывших – 6663 чел., эти цифры составили: 40,9% - умерло, 8,5% - бежало, 14,6% - освобождено, 21,1% - арестовано, 13,8% - возвращено РВК, 1% - прочие. По отношению ко всему контингенту эти цифры выглядят следующим образом: 7,9% - умерло, 1,7% - бежало, 2,8% - освобождено, 4,1% - арестовано, 2,7% - возвращено РВК, 0,2% - прочие[15].

    В связи с истощением физических сил людей численность группы «В» (неработающие по болезни) среди трудармейцев выросла в 3,8 раза (с 6,6% в марте до 25,3% в декабре). При этом число актированных инвалидов увеличилось с 64 чел. в марте до 922 чел. в декабре, т.е. в 14,4 раза. Впервые в декабре появилась категория «за балансом» и в нее перевели всех актированных инвалидов. До этого они числились в составе трудового фонда ИТЛ, и когда стало очевидно, что изможденных условиями жизни и труда людей не вылечить, их, попросту говоря, списали с баланса (чтобы не портить показатели использования трудового фонда лагеря)[16].

    Категория «команда временно нетрудоспособных» (КВНТ) или «команда слабосильных» (ОПП, КС) увеличилась в 3 раза. Количество стационарно-больных возросло в 20 раз: со 142 чел. в марте до 2840 чел. в декабре; количество амбулаторно – больных в 6,3 раза: с 560 чел. в марте до 3509 чел. в декабре. Есть относительные показатели, косвенно свидетельствующие об отношении трудмобилизованных к режиму и труду. Это «следственные без вывода» и «штрафные без вывода», а также «отказчики» в группе «Г». Первых стало больше в 2,4 раза (с 23 до 55 чел.), число «отказчиков» оставалось относительно небольшим и явно зависело от климатических условий региона: в марте их было 17 чел., в июле-августе 1 чел. и в ноябре снова 17 [17].

    Показатели 1943 года заметно изменились. Заключенных умерло 650 чел. (максимальные потери – от 32 до 158 чел. произошли с июня по декабрь, несколько снизившись в ноябре); трудмобилизованных - 2970 чел. (смертность снизилась от 723 чел. в январе до 34 в декабре)[18].

    За год бежало 142 заключенных (наибольшее количество в июле – 56, августе – 44 чел.) и 30 трудармейцев (большинство также в июле-августе: 6, 5 чел.). За этот же год освобождено 1551 заключенных и 5386 трудмобилизованных. Понятно, что освобождение для трудармейцев было связано с полной потерей трудоспособности. Этапировано 1489 заключенных и 1134 трудмобилизованных (этапирование для трудармейцев означало не только переброску на другие объекты, но, вероятно, и перевод в другой лагерь в связи с арестом). Данных об арестах трудмобилизованных в сводках за 1943 г. не приводится[19].

    Исходя из того, что за 1943 г. общая численность заключенных прошедших через ИТЛ составила 15340 чел, из них выбыло 3858 чел. (25,1%), то в процентном отношении (применительно к числу выбывших) выбытие составило: 16,8% - умерло, 40,2% - освобождено, 2,1% - бежало, 38,6% - этапировано, 0,7% - прочие. По отношению ко всему контингенту эти цифры выглядят так: 4,2% - умерло, 10,1% - освобождено, 0,9% - бежало, 9,7% этапировано, 0,16% - прочие.

    Для трудармейцев общей численностью 30270 чел., числом выбывших – 9622 чел. (31,8%), эти цифры составили: 30,8% - умерло, 0,3% - бежало, 56% - освобождено, 11,8% - этапировано, 0,5% - прочие. По отношению ко всему контингенту эти цифры выглядят следующим образом: 9,8% - умерло, 0,3% - бежало, 18% - освобождено, 3,75% - этапировано, 0,2% - прочие[20].

    В декабре 1943 г. у трудармейцев трудовой фонд по степени тяжести труда распределялся таким образом: ТФТ – 20,2%, СФТ – 33,7%, ЛФТ – 44,7%. Группа «В» по отношению ко всему трудовому фонду ИТЛ уменьшилась в течение года примерно в 3,4 раза: с 33,7% в январе, до 3,55 в июле, 7,9% в ноябре, 9,9% в декабре. Абсолютная численность всего контингента трудмобилизованных уменьшилась с 27430 чел. до 20719 чел., т.е. в 1,3 раза[21].

    Количество «инвалидов за балансом» в первой половине года нарастало (1526 чел. в январе, 1669 чел. в апреле), к маю снизилось до 780 чел., в июне-июле их вообще не стало (видимо кто-то из них умер, кто-то был демобилизован), а с августа снова начало нарастать и к концу года составило 1896 чел. Количество больных в Отделе профилактической помощи (то же самое, что КВНТ, КС) уменьшилось с 709 чел. в январе, до 502 чел. в октябре, в ноябре-декабре они вообще исчезли из отчетов. Вывод может быть только один – списаны за баланс хронические больные. То же самое произошло со стационарными больными: их количество уменьшилось с 5564 чел. в январе до 782 чел. в октябре, а в ноябре-декабре этой категории нет в отчетах. Количество следственных и штрафных без вывода уменьшилось с 36 в январе до 17 в декабре, отказчиков вообще не стало[22].

    Анализируя лагерную статистику, следует помнить известное изречение «есть ложь, большая ложь и статистика». ГУЛАГ требовал от руководства ИТЛ увеличения контингента категории «А» и сохранения трудового фонда. Однако фактические обстоятельства были таковы, что сохранить здоровье спецконтингента было невозможно, так как его физические затраты превосходили всякие физические возможности, калорийность питания была ниже самых предельных норм военного времени. Поэтому начальники подразделений ИТЛ оказались вынуждены идти на прямой подлог, показывая трудовой фонд не соответствующий реальности за счет включения в него больных и инвалидов. Мы обратили внимание, что количество людей в категории трудоспособных и их количество в категориях труда (ТФТ, СФТ, ЛФТ) не совпадают. Неспособные к труду зачислялись в трудоспособные. Об этом свидетельствует переписка между начальником Главпромстроя и руководством ИТЛ ЧМС. Приводим отрывок из нее: «Резкое снижение трудового фонда Вы объясняете мероприятиями, проведенными в связи с распоряжением Главпромстроя НКВД СССР за № 43/10089 от 25.Х-43г., в результате чего якобы среди  рабочего  контингента оказались больные,  находящиеся длительное  время на излечении в стационарах, в ООП и т.д.

    Это утверждение является неточным.

    Физическое состояние з/к з/к – по Вашим данным по физическому состоянию заключенных отнесены [так в тексте – авт.]:

    ТФТ            -           1547 чел.

    СФТ                        4537 -//-

    ЛФТ           -            5690 -//-

    В итоге по всем группам 11774 чел, без инвалидов и некомиссованных заключенных.  Фактически -  11774 з/к з/к является Вашим рабочим фондом, а практически используется на работах, по группе «А» 8914 чел.,  по «Б» - 706 чел., а всего 9620 чел. Остальные заключенные значатся по группе «В»- 684 чел. и отнесенных за баланс -  1508 чел.

    Следовательно, имеется разрыв на 2165 чел., которые могут выполнять работы в соответствии с их физическим состоянием.

    В то же время это количество заключенных по Вашим данным значится: списанных за баланс 1508 чел. и больных 584 чел. Непонятны расхождения в Ваших данных»[23].

    В 1944 г. заключенных умерло 488 чел. (в начале года -112, в конце – 16 чел.); трудмобилизованных - 402 чел. (смертность снизилась от 80 чел. в феврале до 16 в декабре). За год бежало 59 заключенных  и 57 трудармейцев. За этот же год освобождено  3349 з/к. и 540 т/м. Понятно, что и в этом году освобождение для трудармейцев было связано с полной потерей трудоспособности. Этапированы 971 заключенных, 215 трудмобилизованных, арестовано и осуждено 592 трудармейца.

     Исходя из того, что за 1944 г. общая численность заключенных прошедших через ИТЛ составила 16163 чел, из них выбыло 4873 чел. (30%), то в процентном отношении (применительно к числу выбывших) выбытие составило: 10% - умерло, 69% - освобождено, 1,2% - бежало, 20% - этапировано, 0,1% - прочие. По отношению ко всему контингенту количественные показатели таковы: 3% - умерло, 20,7% - освобождено, 0,4% - бежало, 6% - этапировано, 0,94% - прочие[24].

    Для трудармейцев общей численностью 24315 чел., числом выбывших – 1806 чел. (7,4%), эти цифры составили: 22,3% - умерло, 3,1% - бежало, 30% - освобождено, 32,8% - осуждено, 12% - этапировано. По отношению ко всему контингенту: 1,7% - умерло, 0,2% - бежало, 2,2% - освобождено, 2,4% - осуждено, 0,9% - этапировано[25].

    В январе 1944 г. трудовой фонд (т/м), по степени тяжести труда, распределялся таким образом: ТФТ – 20,5%, СФТ – 33,3%, ЛФТ – 44,3%, к июню показатели ухудшились: 18,1%, 31,4%, 45,5% соответственно, к декабрю изменились в лучшую сторону: 29,6%, 35,1%, 27,3%. За это время численность всего контингента трудармейцев возросла с 20648 чел. до 22522 чел. (1,1 раза), трудовой фонд за счет притока свежих сил увеличился с 83,8% до 86,1%. Группа «В» по отношению ко всему трудовому фонду ИТЛ уменьшилась в течение года примерно в 1,2 раза: с 10% в январе, до 4,5% в августе, 8,4% в декабре[26].

    Количество «инвалидов за балансом» в этом году нарастало: 134 чел. в январе, 414 чел. в декабре. Интересно, что к концу 1943 года их было 1896 чел. Таким образом, произошло массовое освобождение инвалидов. Количество больных в ОПП увеличилось с 864 чел. в январе, до 1627 в сентябре, к декабрю вновь снизившись до 876 чел. Вывод тот же – списаны за баланс хронические больные. Количество стационарных больных в январе было 837 чел.(4%), достигло пика в июне – 922 чел. (4,6%), к декабрю снизившись до 578 чел. (2,6%). Количество амбулаторных больных колебалось в пределах от 1,3 (ноябрь) до 1,8% (декабрь). В апреле в отчетах появляются неточности в количестве инвалидов: категория актированных из группы «В» исчезает, численность инвалидов «за балансом»  колеблется от 182 до 201 и 218 чел. (их считают то от среднесписочного состава, то от состава на начало месяца, то на конец месяца, нарушая установленное правило исходить из среднесписочного состава). То же самое повторяется в мае. Вновь появляются актированные инвалиды в группе «В», наряду  с сохранением «инвалидов за балансом».  Это пример манипулирования лагерной статистикой в интересах «правильного» отчета «наверх». Количество следственных и штрафных без вывода увеличилось с 10 чел.  (0,04%) в январе до 89 чел. (0,4%) в декабре, отказчиков практически не было[27].

    Из помесячных сводок по лагерю выясняются некоторые подробности относительно судьбы «освобожденных» трудармейцев. Например, в отчете за февраль мы читаем: «Основными причинами убыли контингента лагеря являются освобождение заключенных и демобилизация по инвалидности…

    Притока нового пополнения в лагерь почти нет. Здесь необходимо еще раз отметить факт невыполнения военкоматами директив центра о возврате на строительство отпущенных по болезни на определенные сроки трудмобилизованных немцев. Ни одна область не выполнила данного решения. Большинство из них ответило, что указанные контингенты уже мобилизованы вновь и отосланы на другие строительства.

    Более того, даже отпущенных в отпуск по болезни в последнее время военкоматы, вопреки имеющимся у них указаниям, продолжают отмобилизовывать и отправлять на другие строительства. Так, облвоенком Восточно-Казахстанской области, в ответ на наши извещения о направлении в отпуск по болезни трудмобилизованных немцев, сообщил, что эти немцы военкоматом уже мобилизованы и направлены на другие строительства.

    Прошу через Наркомат Обороны воздействовать на Облвоенкоматы в вопросе отзыва ранее демобилизованных нами по болезни немцев и возврата их на ЧМС. Это тем более необходимо, что баланс рабочей силы на 2-й квартал сверстан с дефицитом на 4.000 человек…»[28].

    Для сравнения можно привести расчеты по трудовому использованию заключенных. В 1944 г. трудовой фонд (з/к), по степени тяжести труда, в январе распределялся таким образом: ТФТ – 10,1%, СФТ – 33%, ЛФТ – 55,3%, к июлю показатели резко ухудшились: 5%, 61,9%, 27,2% соответственно, к декабрю изменились в лучшую сторону: 16,8%, 28,1%, 51,6%. За это время численность всего контингента заключенных уменьшилась с 11482 чел. до 11063 чел., группа «А» возросла с 66,9% в январе до 80,5% в декабре. Группа «В» по отношению ко всему трудовому фонду ИТЛ уменьшилась в течение года с 26% в январе, до 11,2% в декабре[29].

    Количество «актированных инвалидов» в январе составило 1,5%, в июле возросло до 4,5%, сентябре – до 4,7%, к декабрю снизилось до 2,3%. Количество «инвалидов за балансом» в этом году нарастало: 73 чел. (0,7%) в январе, достигло пика в сентябре – 494 чел. (5,4%), снизившись в декабре до 363 чел. (3,2%). Стационарно-больных в феврале было 1061 чел.(10,1%), достигло пика в марте – 1358 чел. (12%), к декабрю снизившись до 346 чел. (2,1). Количество следственных и штрафных без вывода оказалось максимальным в марте – 238 чел. (2,3%), в другие месяцы колебалось в пределах от 0 до 1-4-х чел.[30].

    Несмотря на явное улучшение в продовольственном обеспечении контингентов ИТЛ в 1944 г., рецидивы резкого увеличения смертности повторялись. Так, например, «В течение апреля месяца имело место повышение смертности трудмобилизованных почти на 50 % в сравнении с мартом месяцем, причем более половины умерших относится к категории ЛФТ. Основные причины смертности – истощение, пеллагра, воспаление легких». В связи с этим предпринимались определенные профилактические меры. В очередной сводке по ИТЛ отмечается: «Контингент лагеря, имеющий категорию ЛФТ, в соответствии с указаниями ГУЛАГа НКВД СССР в апреле месяце переведен на 10-ти часовой рабочий день. Приказом по управлению ЧМС НКВД № 232 от 24 апреля с.г. трудиспользование категорий ЛФТ на тяжелых работах запрещено, а в случае использования на работах средней тяжести для них установлен коэффициент – 0,6.

    Для предупреждения летних желудочно-кишечных инфекций в течение апреля месяца была произведена вакцинация против брюшного тифа, паратифов и дизентерии всего лагерного контингента, а также вольнонаемного состава строительства»[31].

    В сводке за июнь мы читаем: «В начале июня месяца было окончено перекомиссование всего списочного состава лагнаселения, в результате которого имеем следующее состояние в сравнении с прошлым комиссованием в феврале месяце:

    Категория ТФТ уменьшилась на 273 чел., или на 6,3%

    Категория СФТ уменьшилась на 342 чел., или на 9 %

    Категория ЛФТ уменьшилась на 3325 чел., или на 24,4%[32].

    В сентябре были подведены предварительные итоги выполнения приказа №00640 по оздоровлению рабочего фонда. Было проведено медицинское переосвидетельствование физического состояния лагерного населения «с установкой на тщательное выявление всех лиц, находившихся в состоянии дистрофии и предистрофии.

    При этом было установлено:

    А) Категория ТФТ – 4012 чел. 13,7 %

         -----«-----   СФТ – 8244 чел. 28,3 %

        ------«------ ЛФТ – 15161 чел.52,1 %

    Комиссовано стационарно-больных и по другим причинам – 1649 чел.

    Б) Лиц в состоянии различных стадий дистрофии и предистрофии, главным образом в составе категорий ЛФТ, - около 4000 чел. по группе «А».

    В) Дистрофиков, состоявших на излечении в стационарах, оздоровительных колоннах 1000 чел. (группа «В»)». Руководству ИТЛ пришлось задуматься о порядке трудиспользования категории ЛФТ, и проведен ряд мероприятий по оздоровлению дистрофиков. Ослабленная часть рабочего фонда направлена на сельскохозяйственные работы в подсобные хозяйства ЧМС НКВД и совхозы посторонних организаций. «При этом около 2000 чел. предистрофиков были направлены в подсобные хозяйства ЧМС и состояли на учете по группе «А» и столько же дистрофиков (в том числе около 300 чел. стойких инвалидов-дистрофиков и пеллагриков) были направлены в оздоровительную колонну, откуда отдельными партиями направлялись в совхозы посторонних организаций и числились на учете по группе «В»[33].

    В подсобных хозяйствах ЧМС и посторонних организаций для всей ослабленной части рабочего фонда были установлены льготные условия трудиспользования: скидки с технических норм до 75 % на средних и легких работах и усиленное питание, калорийность которого была доведена до 3500-4000 калорий в день на человека, за счет децентрализованных заготовок и продукции подсобного хозяйства.

    За всей ослабленной частью рабочего фонда был установлен строгий медицинский надзор и медицинское освидетельствование каждые 15 дней. Отдельные партии, после восстановления физического состояния, своевременно возвращались на стройплощадку, а в подсобные хозяйства, взамен них, направлялись очередные кандидаты из числа ослабленных, выявленных при медицинском освидетельствовании лагерного населения, а также направляемые из стационаров. Производилось контрольное взвешивание людей».

    Удалось добиться определенных успехов в оздоровлении контингентов: из 488 чел. ослабленных, отправленных на сенозаготовительный пункт ЧМС в июле месяце с.г, оказалось при медицинском освидетельствовании в начале сентября месяца лиц 1 и 2 категории 373 чел. – 76,4%; на 1147 чел. ослабленных, направленных в подсобное хозяйство  ЧМС № 4 на 1 октября с.г. оказалось лиц 1 и 2 категории 558 чел. – 48,6%; из 1861 чел., направленных в подсобное хозяйство ЧМС № 2 на 1 октября с.г. оказалось лиц 1 и 2 категории – 901 чел. – 48,4 %; из 605 чел., ослабленных, направленных в подсобное хозяйство  ЧМС № 3 на 1 октября с.г. имели 1 и 2 категории 334 чел. – 55,2 %.

    «Прибавило в весе по этому подсобному хозяйству:

    До 5 кг.                                     291 чел.

    От 5-ти до 15 кг.                      125 чел.

    От 10 до 15 кг.                          99 чел.

    От 15 до 20 кг.                         46 чел.

    Свыше 20 кг.                            13 чел…

    Из 300 чел. стойких инвалидов (дистрофиков и пеллагриков), направленных на с/х работы к 01.10. с.г. разактировано и переведено в полноценные категории около 250 чел»[34]

    С получением приказа № 00640, в течение июля месяца было произведено повторное медицинское переосвидетельствование всего лагконтингента, в соответствии с инструкцией и расписанием болезней ГУЛАГа весь рабочий фонд ЧМС был разбит на категории труда. Была пересмотрена и переработана номенклатура работ по степени тяжести и проведено переформирование рабочих бригад по объектам работ и по категорийности. В штате САНО создана специальная инспекция по контролю за трудиспользованием, для всех бригад 3 категории труда введены специальные трудовые паспорта, с указанием в них, на каких работах могут быть использованы данные бригады, процентные скидки с технических норм и т.п. Начальникам санчастей и ст. инспектору САНО по труду предоставлено право снятия с работы бригад при неправильном их трудиспользовании на работах, запрещенных врачебно-трудовыми комиссиями.

    В документе отмечается: «Вследствие значительного разрыва между численностью лиц 3 категории и объемом  легких работ на строительстве ЧМС, в виде опыта было допущено использование лиц 3 категории с устойчивым физическим состоянием на отдельных видах посильных тяжелых работ с 5-ти часовым рабочим днем и 20% скидкой с пятичасовых норм, либо на полном рабочем дне с 40% скидкой с норм. В обоих случаях введена дополнительная норма довольствия по 200 гр. картофеля в день на человека. Указанная практика, как показывает наблюдение, не дала отрицательных результатов на физическом состоянии людей, а в отдельных случаях имеет место даже некоторое улучшение физического состояния. Это отступление было допущено временно, на период до 1 ноября с.г., учитывая благоприятные климатические условия в осенние месяцы».

    Проведенные мероприятия улучшили показатели физического состояния контингентов:

    «Динамика физического состояния рабочего фонда за период

    май-сентябрь 1944 года.

     

    месяц

    1 кат.-я

    %

    2 кат.-я

    %

    1-й кат. в %

    май

    4012

    13,7

    8244

    28,3

    42

    01.08

    4592

    15,3

    9206

    28,3

    46,7

    01.09

    5159

    17,7

    9279

    31,8

    49,5

    01.10

    6039

    20,1

    9995

    32,7

    52,8

     

     

    Таким образом, имеет место заметный рост числа лиц с 1 и 2 категорией труда (на 10,8%) в абсолютных цифрах и почти на 25 % по отношению к числу 1 и 2 категории по состоянию на май месяц с.г.

     

    IV. Заболеваемость и смертность лагнаселения.

    Динамика гр. «В» по 2 и 3 кв. 1944 г.

                                            IV       V       VI       VII        VIII      IX   

    А) по контингенту  т/м 10,5    10,1   10,4    9,3         12         12,3

    Б) по контингенту з/к    28,4    23,2   21,9   18,6        20,2      16,6

     

    В прямой связи с летними оздоровительными мероприятиями наметилась тенденция к снижению гр. «В» среди лагнаселения, особенно по контингенту заключенных. В сентябре месяце в связи с началом уборочных работ значительная часть заключенных легкого физического труда нами послана на сельхозработы в подсобные хозяйства строительства, вследствие чего группа «А» увеличилась на 77,2 %.

    Повышение гр. «В» в августе месяце по обоим контингентам и стабилизация ее в сентябре по контингенту трудмобилизованных – является следствием активного отбора всех дистрофиков и предистрофиков с зачислением их в ОК и последующим направлением на с/х работы, о чем подробно указано выше»[35].

    В то же время подчеркивалось, что после окончания летних сельхозработ контингенты ЛФТ будут переведены на основную стройплощадку и вновь будут переведены в группу «В». А легких работ на стройплощадке не предвидится.

    К положительному явлению относится резкое снижение заболеваемости по болезням, связанным с авитаминозами. Отмечается, что «это обстоятельство приобретает особое значение, учитывая, что, начиная с апреля месяца 1944 года на довольствии лагнаселения почти полностью отсутствовали свежие овощи и свежие мясо-рыбные продукты.

    Трудопотери по этим заболеваниям составляли (в целом по лагерю).

                                           В апр.   В мае     В июне   В июле   В авг.   В сент.

    по пеллагре                24607    20276     17145      12304     12435   4575

    по алим. дистрофии  15838   12689      12254       8026       6568    6637

                                        40445   32965       29399    20330      19003  11112

    цынготные заболевания – в лагере отсутствуют».

    Общий процент смертности по лагерю снижался: в июле - 0,21%, в августе -    0,18 %, в сентябре - 0,18 %[36].

    В 1945 г. заключенных умерло 118 чел., трудмобилизованных - 169 чел. За год бежало 19 заключенных  и 59 трудармейцев. За этот же год освобождено  6540 з/к. и 1028 т/м. Этапировано: 1226 заключенных, 986 трудмобилизованных, освобождено 540, арестовано и осуждено 540 трудмобилизованных.

     Исходя из того, что за 1945 г. общая численность заключенных прошедших через ИТЛ составила 12 551 чел, из них выбыло 7935 чел. (63,2%), то в процентном отношении (применительно к числу выбывших) выбытие составило: 1,5% - умерло, 82,4% - освобождено, 0,2% - бежало, 15,5% - этапировано. По отношению ко всему контингенту эти цифры составляют: 1% - умерло, 52,1% - освобождено, 0,15% - бежало, 9,8% этапировано[37].

    Для трудармейцев общей численностью 23 824 чел., числом выбывших – 2823 чел. (11,8%), эти цифры составили: 6% - умерло, 2,1% - бежало, 36,4% - освобождено, 34,9% - этапировано, 14,7% - осуждено. По отношению ко всему контингенту эти цифры выглядят следующим образом: 0,7% - умерло, 0,25% - бежало, 4,3% - освобождено, 4,1% - этапировано, 1,7% - осуждено[38].

    В 1945 г. трудовой фонд т/м, по степени тяжести труда, в марте распределялся таким образом: ТФТ – 30,6%, СФТ – 33,4%, ЛФТ – 28,6%, к декабрю показатели изменились в лучшую сторону: 36,5%, 36,2%, 23,3%. За это время численность всего контингента трудармейцев уменьшилась с 22 509 чел. до 21 001 чел., группа «А» увеличилась с 86,3% в марте до 90,2% в декабре. Группа «В» по отношению ко всему трудовому фонду ИТЛ уменьшилась в течение года: с 8,1% в марте, до 4,1% в декабре[39].

    Количество «актированных инвалидов» уменьшилось с 650 (3%) в марте до 208 чел. (1%) в декабре, «инвалидов за балансом» с 687 чел. (3%) до 151 чел. (0,7%) в декабре. Стационарно-больных в марте было 854 чел.(3,9%), достигло пика в мае – 1048 чел. (4,8%), к декабрю снизившись до 201 чел. (1%). Количество следственных и штрафных без вывода в марте достигло 213 чел. (0,9%), в декабре – 6 чел. (0,03%), появились трудармейцы, служащие в ВОХР – 166-168 чел. (0,7%)[40].

    Для сравнения приводим расчеты по трудовому использованию заключенных. В 1944 г. трудовой фонд (з/к), по степени тяжести труда, в марте распределялся таким образом: ТФТ – 14,2%, СФТ – 23,3%, ЛФТ – 63,1%, к октябре: 11%, 31,9%, 54,8% соответственно, к декабрю показатели изменились в лучшую сторону: 12%, 31,6%, 53,4%. Среднегодовые данные по группам «А», «Б», «В», «Г» составили: 80,9%, 5%, 13,8%, 03% соответственно. За это время численность всего контингента заключенных уменьшилась с 11 290 чел. до 5516 чел., группа «А» возросла с 77,1% в марте до 79,3% в декабре. Группа «В» по отношению ко всему трудовому фонду ИТЛ увеличилась в течение года с 14,4% в марте, до 22,8% в октябре и снизилась до 14% в декабре. В статистике с августа месяца расчет категорий труда (ТФТ, СФТ, ЛФТ) идет явно не от величины трудфонда. Например, в этом месяце категория ТФТ рассчитана исходя из численности трудоспособных заключенных в 10190 чел., а суммарная численность категорий «А»-«Г» составляет всего 7957 чел. Перед нами очередной пример ошибок лагерной статистики в сторону завышения истинного количества трудового фонда[41].

    Количество «актированных инвалидов» в марте составило 2,5%, в ноябре возросло до 4,4%, к декабрю снизилось до 3,4%. Количество «инвалидов за балансом» в этом году нарастало: 299 чел. (2,6%) в марте, достигло пика в июле – 640 чел. (5,8%), снизившись в декабре до 191 чел. (3,4%). Количество стационарных больных в марте было 430 чел.(3,9%), достигло пика в октябре – 829 чел. (15%), к декабрю снизившись до 345 чел. (6,4%). Количество следственных и штрафных без вывода колебалось в пределах от 10 до 15 чел.[42].

    Физическое состояние спецконтингента напрямую зависит от жилищных условий. Какими же были «жилищно-бытовые условия содержания контингентов» (формулировка из отчетов ИТЛ) в конце 1945 - 1946 гг.? Согласно сводке по лагерю за 1946 г. - «Жилой фонд лагерных участков, где размещаются заключенные и участка, в котором содержатся интернированные немцы, в основном представляет собой землянки шатрового типа, которых насчитывается 119 и 22 каркасно - засыпных барака. Все землянки, за исключением 26 землянок выстроенных в 1946 г. на вновь организованном 9 лагучастке /при УС 859/, относятся к постройкам, сооруженным в 1942-43 г.г. и как временные сооружения, построенные в свое время из сырого леса, пришли уже в состояние большой изношенности, о чем говорит факт списания в этом квартале, как абсолютно непригодных для жилья и подлежащих сносу 11 землянок.

    В силу этого обстоятельства, жилфонд требует неотложного и большого капитального ремонта. Из 22 бараков каркасно-засыпного типа, - 15 построено в 1945-46 г.г., 6 бараков, в которых размещены интернированные немцы (Потанино) и барак на 2 лагучастке, где расположены з/к з/к женщины, пришли в состояние крайней изношенности и требуют большого капитального ремонта.

    Благодаря надлежащему содержанию и своевременно проводимому текущему ремонту, - все помещения лагучастков (за исключением помещений 1 лагучастка) находятся в хорошем состоянии»[43].

    Помещения ЛУ 1, построенные в период 1941-42 гг. несколько раз передавались для расселения в них различных контингентов: вначале в нем были военнопленные, затем рабочие из числа репатриантов, занятых на работах Челябинского металлургического завода, зимой 1945-46 г.г. - контингенты военно-строительных батальонов и только в апреле 1946 г., с организацией лагучастка, здесь были размещены заключенные.

    «Передача помещений из одних рук в другие, - отрицательно сказалась на состоянии их, т.к. руководители организации, в чьем ведении находились проживавшие в этих помещениях контингенты, не заботились о своевременном ремонте и надлежащем сохранении жилфонда, что и привело в состояние запущенности его, а с организацией лагучастка для з/к з/к привело к необходимости производства большого капитального ремонта, обеспечению заново необходимым оборудованием и инвентарем всех помещений участка».

    В отчете подчеркивается, что «физическое состояние з/к з/к значительно улучшилось за счет проводимых оздоровительных мероприятий и частично за счет вновь прибывших в Челябметаллургстрой этапов»[44].

    В результате анализа архивных материалов, отражающих физическое состояние и трудоспособность заключенных и трудмобилизованных, мы представили общую картину положения спецконтингента в 1941-1946 гг. Теперь обратимся к характеристике их производственных показателей, производительности труда.

    Еще до прибытия спецконтингентов на строительство БМК возникла обычная проблема советской экономики – проблема низкой производительности труда. Например, в ноябре 1941 года выполнение норм бойцами стройколонн не превышало 70%. Поэтому начала вводиться прогрессивно-премиальная оплата труда, «регулироваться» питание (снижаться или увеличиваться в зависимости от производительности), уделено внимание обеспечению рабочих мест кипятком и инструментами[45].

    С прибытием заключенных в декабре 1941 г. был установлен 10,5 часовой рабочий день (обед – 30 мин.) и коэффициент дневной выработки по отношению к нормам выработки за 8-часовой день – 1,1. Следовательно, норма 8 часового дня умножалась на 1,1 и получалась норма 10-часового дня. Исходя из чисто арифметических расчетов, коэффициент должен был бы составлять 1,25. Однако если вычесть время обеда (30 мин.) и перекуров (40 мин.) из рабочего дня, то на работу приходилось только 9 часов 20 минут. К тому же, видимо, была сделана скидка в связи с условиями работы в зимнее время[46].

    Физическое состояние поступившего на стройку спецконтингента было весьма плачевным, значительная его часть не могла по настоящему работать и выполнять нормы. В начале января 1942 г. последовало распоряжение по ИТЛ о запрете использовать категорию ЛФТ на работах СФТ и ТФТ. Для категорий СФТ использующихся на ТФТ и ЛФТ на СФТ – решено считать 70% выполнения нормы за 100% (не снижая питание). Разрешено актированное время (списанное по причине простоев) потерь рабочего времени, при определении процента выполнения нормы и начисления на норму питания, исключать из календарного времени работы. В приказе по ИТЛ от 11.02.1942 г. выполняющим до 100% нормы введено питание по котлу № 1, 100-125% - по котлу № 2, 125% и выше – по котлу № 3[47].

    С 01.03.1942. установлен  новый график работы: 12 часов на производстве, включая 1 час на обед. Скидки для ЛФТ увеличились до 30-50%. Приказом от 07.03.1942. по ИТЛ принят новый поправочный коэффициент к нормам выработки в связи с введением 1 марта 11-час. рабочего дня: «Установить для рабочих спецконтингента и заключенных к нормам выработки 8 час. рабочего дня К=1,3 и к расценкам К=0,77». Эти коэффициенты уже соответствовали  средним арифметическим расчетам. Таким образом, исчезали льготы зимнего времени[48].

    Реальная лагерная жизнь и производство значительно расходились с постановлениями, распоряжениями и приказами. Из документа «О мероприятиях по поднятию производительности труда и трудовой дисциплины» (24.04.1942 г.) мы узнаем, что справки о выполнении работ заполняются халатно. Значительное количество спецконтингента не вырабатывает норму. В итоге приказано: выполнять нормы не ниже чем на 100%, не завышать данные о выполненных объемах работ, ввести инспекторов для наблюдения за работой заключенных и трудмобилизованных «за счет средств производства»[49].

    Проверка выполнения норм и расценок, проведенная по подразделениям ИТЛ 28.04.1942 г. показала: «Несмотря на обеспеченность рабсилой в первой половине апреля на 100% Дорстроем производственный план выполнен всего лишь на 13,6%, а отдельные участки, как 1-й, был обеспечен рабсилой на 148%, а план этим участком был выполнен на 23%». В то же время спецконтингент питался по котлу № 3 и для этого в отчетных документах указывался фиктивный процент выполнения плана – 126%. Например, бригадам спецколонн №10,2,4,6,8,13,23,26,30,31,34,83,66 на очистку снега по трассе была установлена норма 23 куб.м. вместо 44 куб.м. и «все это делалось с целью подгонки процента практической производительности труда к проценту ранее определенному на глазок при выдаче 3-х дневных справок на питание, что не создавало стимула и заинтересованности к повышению производительности труда»[50].

    О проблемах эксплуатации спецконтингента говорят многие факты. Шла постоянная борьба за эксплуатацию здоровой рабочей силы, стройотряды и лагучастки стремились избавиться от заболевших и инвалидов. Руководство ИТЛ вынуждено в своем приказе от 11.05.1942 г. ввести запрет на отказ подразделений принимать в свой состав рабочих ЛФТ[51].

    Руководители лагподразделений всячески маневрировали для выполнения плана. Например, согласно результатам обследования СО №6 от 23.05.1942 г., из 2800 списочного состава стройотряда выводилось на работу 1300 человек в день. В отчете отряда показано, что по группе «А» за 15 дней выведено 29 862 чел./день. Подтверждено акцептами (согласием) потребителей рабочей силы – 20 771 чел./день, т.е. ИТЛ недодал 9091 чел./день. Для сокрытия ИТЛ показал часть невыведенных в группе «А». Группа «Б» превысила установленный лимит на 1,6%»[52].

    В связи с введением с 15 июня 1942 г. 10 час. рабочего дня для трудмобилизованных вводится новый коэффициент К=1,2[53].

    Катастрофическое положение со здоровым фондом рабочей силы заставляет искать методы стимуляции труда, по аналогии с сектором «вольного» труда. В сентябре 1942 г. в ИТЛ вводится социалистическое соревнование[54]. Однако при обсуждении итогов производства в октябре 1942 г. констатируется, что «перевыполнен план по капиталовложениям, но в сентябре резко снижены темпы работ. Не выполняют план подсобные предприятия». Частично это связывают с недокомплектом рабочей силы. Принято решение о поддержке рационализаторской, изобретательской деятельности, дополнительном поступлении рабочей силы, об увеличении поставок материалов, техники, паровозов и т.п.[55].

    В конце декабря 1942 г. вводятся новые нормы питания для трудмобилизованных: норма № 1: на тяжелых работах выполнение норм должно составлять до 80%, на остальных работах – до 99%; норма № 2: на тяжелых работах 80-99% выполнения плана, на остальных работах – 99-125%; норма № 3: на тяжелых работах - более 100%, на остальных – 125% и выше; дополнительная норма: на тяжелых работах более 130%, на остальных – 180% и выше; норма № 4 – больничное питание; норма №5 – штрафпаек – 300 гр. хлеба и др.; норма № 6 – питание в пути. Определена норма выдачи хлеба[56].

     

    Нормы выдачи хлеба т/м стройотрядов НКВД СССР, 1942 г.*

     

    % выработки производственных норм

    Количество выдаваемого хлеба на основных тяжелых работах

    Количество выдаваемого хлеба на остальных основных работах

    Количество выдаваемого хлеба на вспомогательных работах

    До 50

    400

    200

    200

    От 50 до 80

    500

    400

    250

    От 80 до 100

    600

    500

    400

    От 100 до 125

    700

    600

    500

    От 125 и выше

    800

    700

    600

    От 200 и выше

    900

    800

     

     

    *Источник: ОГАЧО.Ф.1619.Оп.1.Д. 11.Л.198

     

    Для трудмобилизованных, находящихся в ОПП установлена норма в 600 гр., с пониженной трудоспособностью и инвалидов в соответствии с выработкой установленных для них медицинско-трудовыми комиссиями пониженных производственных норм, но не свыше 600 гр., инвалидам, которые не работают и трудмобилизованным, находящимся под следствием – 400 гр.[57].

    Начальник ЧМС А.Н.Комаровский делал попытки увеличить нормы питания спецконтингента. В частности, в одном из своих прошений в ГУЛАГ (январь 1943 г.), он настаивал на уравнении норм выдачи хлеба трудармейцам, работающим на шахтах ИТЛ до 1 кг, как это было на шахтах Наркомугля[58]. Однако нормативы были оставлены прежними. 

    Рабочий фонд ИТЛ ЧМС зимой 1942-1943 г. буквально «таял» от невыносимых условий труда и перенапряжения сил спецконтингента. Ситуация вызвала обеспокоенность у руководства ГУЛАГа, которое послало своего инспектора в ИТЛ ЧМС для анализа сложившегося положения. Вот что явствует из его выступления на совещании начальников санчастей ИТЛ, проведенного 7 января 1943 г.: «Вот какую мы имеем динамику – от 7,9% до 27,7% рост группы «В», от 0,6 до 2,9% - рост смертности». Плохим питанием и зимой это не объяснишь. «Условия питания были не хуже, и даже лучше, чем в других местах». Инспектор анализировал: «Появление такой массы больных относится не к периоду роста показателей (октябрь, ноябрь 1942 г.), эти заболевания появились гораздо раньше, отсюда и вывод, что и август месяц, давший наивысшие показатели, являлся только относительно благополучным. К этому времени уже скопилось достаточно «горючего материала» и нужен был только случай, чтобы этот материал себя проявил. Зимний период, наступившие холода явились толчком и люди, ослабевшие, истощенные стали болеть и умирать»[59].

    Как следовало из анализа: из числа госпитализированных в ноябре-декабре возрастом до 40 лет, заболело 76%.; лиц ЛФТ – 59,6%, из них работало на тяжелых работах 63,4%, госпитализировано 72,2%, питались на 1 котле 18%. Всего ЛФТ на 25.12.1942 числилось 8,5 тыс. чел. На 1 котле питалось в ноябре 46,45%, в декабре – 54,98%. Из числа умерших в ноябре-декабре: возрастом до 40 лет – 70,9% , от авитаминозов – 65,6%, лиц ЛФТ – 63,8%, из них на тяжелых работах – 62,6% , поздно были госпитализированы – 67%. Старший инспектор санотдела ГУЛАГа Чернавский заключал: «Таким образом, от правды никуда не уйдешь. Эти данные говорят о том, что причинами возникновения большого числа ослабленных людей явились: 1. Использование лиц ЛФТ на тяжелых работах. 2.Питание людей на первом котле, в том числе длительно амбулаторно болеющих. Дальнейшим изучением вопросов выясняется, что напряженная производственная работа на протяжении многих месяцев без положенных выходных дней, с удлиненным рабочим днем, хождение рабочих на значительные расстояния пешком, в значительной мере способствовали ослаблению контингента…Санотдел строительства не справился должным образом со следующими задачами: 1. На протяжении всего летнего осеннего периода не производили медицинских комиссований контингента, 2. Несвоевременно выявлял, госпитализировал больных и ослабленных, 3.Недостаточно развернул коечную сеть, 4.Игнорировал приказ НКВД СССР за № 175, проявлял недостаточно настойчивости и оперативности в осуществлении оздоровительных мероприятий. И вот результаты налицо. Показатели приняли угрожающие размеры, тысячи людей вывели из строя».

    Перед руководством ИТЛ были поставлены следующие задачи: «1. Не допускать неправильного трудиспользования, избегать чрезмерного напряжения сил рабфонда. 2. Окончательно ликвидировать первый котел, как массовое явление, помня, что он также является поставщиком больных (выделено автором). 3.Своевременно выявлять и госпитализировать в больницы или ОПП всех больных и ослабленных. 4. Повысить качество ухода и лечения больных. 5.Освоить вновь организованный городок (лечебный – автор)…»[60]. Между тем, 23.01.1943г. руководство ИТЛ ЧМС направило наркому внутренних дел Л.П.Берии победный доклад о выполнении плана капитальных работ по строительству первой очереди Челябинского металлургического комбината на 114,7%[61]. Позже эту цифру увеличили до 116,7%. Однако план по рабочей силе был выполнен только на 97%, а по выработке, вместо 45 руб. только 35 руб. 89 коп. в рублях на чел./день. Выполнение плана ввода объектов в эксплуатацию составило 82% [62].

    Результаты работы в январе 1943 г. оказались совсем неутешительными: процент выполнения плана по сумме составил всего 23,3%, по выработке чуть более 60%[63]. Очевидно, что проблемы в строительстве нарастали.

    Результаты выборочных проверок лагподразделений показывали отрицательные результаты. Так, например, в конце января был проверен СО 16. Результаты: антисанитария, завшивленность, плохое питание, одежда не по сезону, «нормы выработки трудмобилизованных не пересмотрены, трудиспользование производится без учета категорийности, вследствие чего на 1-м котле в момент обследования довольствовалось 35% списочного состава. ОПП на участке не организовано. Физическое состояние трудмобилизованных неудовлетворительное»[64].

    Проводимая лагерным активом, КВО и КВЧ производственно-массовая работа имела разнообразные формы: стахановское движение (в т.ч. движение двух- и трехсотников, тысячников), движение молодежно-фронтовых бригад, движение многостаночников, обучение новым специальностям без отрыва от производства.

    В 1944 г. в ИТЛ ЧМС была проведена 6631 стахановская вахта с охватом 122 310 чел. лагконтингента. На сентябрь этого года по 1-5 лагучасткам насчитывалось 1672 двухсотника и 26 трехсотников; на октябрь – 2086 и 618, 60 многосотников; на ноябрь – 2239 двухсотников и 132 многосотника. В феврале 1945 г. было заключено 11 договоров о трудсоревновании между колоннами с охватом 4800 чел., между бригадами – 142 с охватом 388 чел. и т.д. В 1946 г. трудсоревнованием в ИТЛ было охвачено 3916 чел.[65].

    В движении фронтовых бригад в 1943 г. участвовало 28 подразделений, в 1944 г. их численность увеличивалась с 48 до 150 (с контингентом более 3800 чел.). В 1945-1947 гг. происходило движение «бригад отличников». Таковых насчитывалось от 72 в 1945г. до 181 в первом квартале 1947 г.[66].

    Для повышения производительности труда использовалась и система поощрений в виде денежных премий, грамот, благодарностей, книжек отличника, продуктовых посылок, 2-х недельного пребывания в оздоровительном пункте, бараке рекордистов или доме отдыха[67].

    Действует социалистическое соревнование, как один из методов стимуляции труда и периодически подводятся его итоги с вручением переходящего Красного знамени.

     

    Итоги социалистического соревнования по ИТЛ ЧМС*

     

    Месяц/год

    Подразделение – победитель

    Производительность в %

    Кол-во выполняющих норму в %

    Кол-во стахановцев в %

    Декабрь 1942

    СО № 6 Подсобстрой каменный карьер

    120,3

    77

    Более 20

     

    Колонна

    СО  № 7 (РМЗ)

    153

     

    Более 50

     

    Колонна № 28 СО № 6 (Строймеханизация)

    154

     

     

    Январь 1943

    СО № 6 Подсобстрой каменный карьер

    138

    95

    33

    Февраль 1943

    СО № 7 Доменстрой

    144,8

    95,6

    12,2

    Март 1943

    СО № 7 Доменстрой

    153,8

    98,2

    16,5

    Апрель 1943

    СО № 7 Доменстрой

    161,8

    99,1

    31,8

    Май 1943

    СО № 6 Подсобстрой каменный карьер

    154

    69

    39

    Июль 1943

    СО № 7 Доменстрой

    151,7

    100

    38

    Август 1943

    СО № 6 Подсобстрой каменный карьер

    171,1

     

    61

    Январь 1944

    СО № 15 режимный Коксохимстрой

    170,6

     

    68

    Февраль 1944

    СО № 3 Строительство

    СУ № 2

    170,1

     

    60

    Март 1944

    СО № 7 Доменстрой

    181,6

     

    77

    Апрель 1944

    СО № 6 Подсобстрой каменный карьер

    186,6

    93,9

     

    Май 1944

    СО № 7 Доменстрой

    184

     

     

     

    СО № 7 Доменстрой бригада № 3

    223

     

     

     

    ЛУ 1

    180,4

     

     

     

    Источники: ОГАЧО.Ф.1619. Оп.1. Д.18. Л.18; Оп. 2. Д.15. Л.154; Оп.1.Д.18. Л.267; Там же. Д.19. Л.93; Оп.1.Д.19.Л.186; Д.20.Л.103; Д.20.Л.188; Д.20.Л.206; Оп.1.Д.25а.Л.80; Оп.2.Д.40.Л.157; Оп. 1.Д.26.Л.40; Д.26.Л.89; Д.27.Л.23, 24; Д.27.Л.55

     

    Понятно, что для подведения итогов социалистического соревнования выбирались лучшие лагподразделения, для них обеспечивались лучшие условия труда, повышенное внимание уделялось дисциплине. Однако вечные болезни принудительного труда проявляли себя постоянно. Систематически в лагерной документации встречаются приказы о наказании за плохую организацию работ, в которых подчеркивается, что простои не находят отражения в актах о сдаче работ и табеле[68]. Следовательно, расчет производительности труда постоянно фальсифицировался.

    Для улучшения показателей работы, руководство некоторых отрядов в начале 1943 г. продолжало практику 1942 г. – вместо оздоровления, зачисления больных в ОПП, их пытались перевести в другие отряды (так, вероятно, можно было сэкономить фонд зарплаты)[69].

    Своеобразным поворотным моментом в улучшении условий труда трудмобилизованных стал приказ №3 по Управлению ЧМС от 25.01.1943 г. В соответствии с ним установлены 3 обязательных выходных дня и 8-часовой отдых, отменены повышающие коэффициенты к нормам выработки, действующие нормы приведены в соответствие с нормами, применяемыми на предприятиях Челябинской области. Подчеркнуто, что «зачисление трудмобилизованных на довольствие по котлам производить исходя из выработки ими технических норм, установленных для 8-часового рабочего дня» (выделено автором). Приказано «Актировать все дни простоев по атмосферным условиям и относить их по группе «А», оплачивая за счет соответствующей статьи накладных расходов». Более того, разрешено в исключительных случаях время пеших переходов свыше 3 км. к месту работы зачислять в основное рабочее время, внося поправки в нормы выработки. Для лиц ЛФТ при использовании как СФТ установили скидку 50% к норме выработки, для СФТ используемых как ТФТ – 30%. В приказе содержится 19 пунктов, это целый комплекс мер по коренному улучшению условий труда[70].

    Между тем кризис в выполнении работ по ЧМС нарастал. При подведении итогов за 1-й квартал 1943 г. оказалось, что план капитального строительства выполнен только на 36,7% плана. Главной причиной сочли недостаток рабочей силы. Отмечено, что новый контингент – военнопленные - сыграл отрицательную роль на производстве: из 3835 чел. работало только 250-300 чел. Обеспеченность по группам «А» всего спецконтингента ИТЛ упала до 43% от плана (болезни и смертность – на самом деле, вот причина!-ВМК). Был сделан вывод, что недостает 15000 рабочих. Кроме того, руководство ЧМС жаловалось на необеспеченность лесоматериалами и дефицит электроэнергии[71]. Стало очевидно, что при составлении проекта строительства не были точно рассчитаны необходимые энергетические мощности.

    Несмотря на грозные и правильные приказы и распоряжения, лагерная «туфта» постоянно подрывала эффективность подневольного труда. В марте по результатам обследования в СО 9 отмечался плохой учет трудиспользования:  «Рапорта о разводе по отряду и колонне не подтверждаются надлежаще оформленными документами и, особенно по группам «Б» и «В». Данные заполняются на основе опроса бригадиров  и самих трудмобилизованных»[72]. В приказе об обследовании СО 16 от 15.03.1943г. по-прежнему назывались факты избиения трудмобилизованных, превышения длительности рабочего дня, вывод ЛФТ на ТФТ, вывод в морозы, нарушение норм питания[73].

    Напряжение в выполнении планов 1943 г. имело разные объяснения, связанные не только с некомплектом трудового фонда. В письме, адресованном Н.Вознесенскому в ГОКО, руководство ЧМС привело серьезные доводы, объясняющие срыв планов строительства. По мнению А.Н. Комаровского организация проектировавшая БМК – Государственный институт по проектированию новых заводов (Гипромез) не учел недостаток электроэнергии в Челябинском энергетическом кольце, поэтому «Построенные цехи завода из-за отсутствия электроэнергии стоят. Двух с лишним тысячный коллектив рабочих и ИТР около уже как полгода ничего не делает и жаждет какой-либо работы». Намечаемый срок пуска завода поставлен под угрозу. Кроме того, проекты Гипромеза заключают в себе излишества и «не отражают борьбы за экономию дефицитных строительных материалов». В итоге предлагалось даже распределить рабочих по другим заводам, пересмотреть очередность строительства новых объектов и назначить комиссию для обследования положения дел[74]. В конце апреля 1943г. в ИТЛ ЧМС для категории ЛФТ введен 10 час. рабочий день с установлением для них норм из расчета 8 часов и предоставлением права перевыполнения норм и зачисления на норму довольствия. Рекомендовано, если лица ЛФТ используются как лица СФТ – нормы снижать на 30%, как ТФТ – на 50%, выписанных из стационаров в течение 7 дней использовать на ЛФТ с 6-часовой продолжительностью и снижением норм до 50% [75].

    В июне новые проверки выявили «приписки и намазки в наряд - заданиях» по многим лагподразделениям[76]. Практика лагерной «туфты» оказалась неискоренима.

    Приказом по ИТЛ от 21.05.1943г. ввели прогрессивно-сдельную оплату труда для трудмобилизованных и вольнонаемных рабочих с 1 июня 1943г. Согласно летнему графику рабочий день трудмобилизованных начинался в 7.30 и заканчивался в 19.00, т.е. продолжался 11,5 часов[77].

    В конце мая была проведена ревизия подразделений ЧМС по оформлению наряд-заданий акцептованной рабочей силы и начислению зарплаты. Разрыв по оперативному и бухгалтерскому учету по СО 7 и СУ 3 за 1-й квартал в исчислении группы «А» составил 30 тыс. чел./дней. Разница между количеством акцептованной и оформленной документации на выплату заработной платы составила 20 тыс. чел./дней. То же самое отмечено в СО 15, СУ 4, СО  5 и карьере № 1, СО 3. Руководство лагподразделений не приняло решительных мер к взысканию задолженности по акцептованной, но не оформленной документами на зарплату рабочей силы. Кроме того, исчисление среднесписочного состава спецконтингента происходило не по выходам конкретных людей на работу, а по отработанному времени в человеко-часах. Поэтому оказался неверен расчет группы «А». Внутрисменные простои не актировались, переброски на другую работу не оформлялись[78].

    Приказом от 24.06.1943г. введен коэффициент 0,5 для женщин - заключенных, которые до этого вынуждены были трудиться наравне с мужчинами, а 30.10.1943. вышел приказ об организации оздоровительных пунктов и оздоровительных команд на ЧМС. Продолжалась практика смены повышающих коэффициентов в зависимости от времени года - с 01.11.1943 отменен коэффициент 1,1 в связи с наступлением зимы[79].

    К сожалению, полноценные сводки о состоянии ИТЛ появляются только с декабря 1943 года. Поэтому мы не можем составить систематического представления о физическом состоянии и эффективности труда спецконтингента. В первой сводке по лагерю за декабрь 1943 г. есть сведения о показателях трудиспользования. В частности говорится о том, что проведен ряд мероприятий по облегчению условий труда категории ЛФТ:

    а/ Введен 8-ми часовой рабочий день для всех трудмобилизованных и заключенных – ЛФТ, кроме специалистов, занятых на работах в закрытых помещениях;

    б/ Категорически запрещено использование ЛФТ на тяжелых работах;

    в/ В отдельных случаях, при отсутствии легких работ, разрешено использование ЛФТ на работах средней тяжести, со снижением норм на 40%.

    В отношении контингентов мобилизованных из САВО – установлены еще более значительные льготы трудиспользования, а именно: продолжительность рабочего дня при температурах ниже – 200 в тихую погоду и -150 при ветре снижена до 4 час. 30 мин., а при температурах – 150 в тихую погоду и -100 при ветре - они работают 6 час. 30 мин. Производственные нормы для этого контингента на весь зимний период также значительно снижены.

    В сводке констатируется: «В течение декабря руководителями лагерных отделов была произведена неоднократная проверка условий трудиспользования контингента в морозные дни. Проверке были подвергнуты все производственные участки с точки зрения наличия на производстве обогревательных пунктов, предоставления 10-ти минутных перерывов в работе (каждый час) для обогрева, наличия кипятка, «одетости и обутости».

    Проверка показала, что основные указания руководства ЧМС по профилактике обморожений и правила трудиспользования в морозную погоду большинством Стройуправлений выполняются удовлетворительно. Отмеченные нарушения были устранены по ходу проверки.

    На протяжении декабря всему контингенту было предоставлено 3 выходных дня. Ежедневный непрерывный 8-ми часовой отдых контингенту также предоставлен во всех подразделениях. Отдельные нарушения имели место в подразделениях, где пропускная способность бань не вполне соответствует увеличившемуся списочному составу лагнаселения (1-ый лаг. участок), вследствие чего санобработка затягивалась до 23 час. либо вследствие имевших место перебоев с водоснабжением на отдельных участках – по аварийным причинам».

    Значительное внимание стало уделяться идеологической и политической работе со спецконтингентом. «Повседневно проводились беседы, направленные на укрепление лагерного режима и трудовой дисциплины, сохранение рабочего фонда. На разводах или после работы – по приказам Верховного Главнокомандующего Маршала Советского Союза тов. СТАЛИНА проводились митинги, на которых лагнаселение мобилизовывалось на участие в стахановских вахтах, трудовых салютах в честь героических дивизий, освобождающих советские города и села от немецкого ига. Стахановские вахты сыграли большую роль в деле повышения производительности труда заключенных. Широкий размах это приняло в предслетовском декаднике (15 по 25 декабря). Вставшие на стахановскую вахту бригады давали до 5-6 норм.

    Продолжалось дальнейшее оформление производства и лагеря лозунгами, плакатами, молниями. Они мобилизовали заключенных на высокие образцы работы в дни предслетовского декадника, широкое трудовое соревнование и на ликвидацию нарушений трудовой дисциплины и лагерного режима. Была усилена наглядная агитация по популяризации значения «Книжки отличника». Всего в декабре выпущено плакатов и лозунгов 279 и несколько десятков молний. Роздано до 210 книжек отличника.

    Для передачи опыта лучших отстающим, поднятия производительности труда, укрепления трудовой дисциплины 26-го декабря во всех лагерных участках состоялись слеты мастеров высокой производительности труда. Участники встретили слет высокой производительностью…» [80].

    В следующем, 1944 г. появилось еще одно новшество, облегчающее труд людей. Приказом от 9 февраля вводились зимние переводные коэффициенты («прибавки») к нормам времени транспортной конторы: при температуре (в градусах) 0-10 – 1,15; 11-20 – 1,30; 21-30 – 1,55; ниже 30 – 1,9[81].

    С февраля 1944 г. по распоряжению НКВД СССР были установлены новые нормы выдачи хлеба для спецконтингента. Они оказались в целом ниже норм 1942 года.

     

    Временные нормы выдачи хлеба т/м и з/к

    по распоряжению НКВД СССР №38 от 03.02.1944*

     

    % выработки производственных норм

    Количество выдаваемого хлеба на основных тяжелых работах

    Количество выдаваемого хлеба на остальных основных работах

    Количество выдаваемого хлеба на вспомогательных работах

    До 50

    400

    300***

    200

    От 51 до 80

    500

    400

    350***

    От 81 до 100

    550**

    500

    400

    От 101 до 125

    650**

    550**

    (от 101 до 129) 500

    От 126 до 199

    750**

    650**

    (от 130 и выше) 600

    От 200 и выше

    800**

    700**

     

     

    *Источник: ОГАЧО.Ф.1619.Оп.1.Д. 28.Л.129

    ** Уменьшены

    *** Увеличены

     

    Государственная плановая комиссия при СНК СССР в лице своего уполномоченного по Челябинской области 7 марта 1944 направила А.Н.Комаровскому  доклад «О ходе строительства и ввода в действие основных объектов ЧМЗ», подготовленный после проверки строительства. В нем отмечается, что «план капиталовложений 1943 г. выполнен всего на 90,1%, в том числе хозспособом – на 104,1%...Во второй половине 1943 года строительство объектов на Челябинском Метзаводе велось более форсировано, благодаря чему планы третьего и четвертого кварталов были перевыполнены и Челябметаллургстрою в течение всего второго полугодия из месяца в месяц присуждались переходящие Красные Знамена ГКО по строительству электростанций и по стройкам черной металлургии». В то же время не введен в действие ряд важных объектов: доменная печь № 1, коксовая батарея № 1, термический цех и т.п. Впоследствии цифру выполнения плана капвложений снизили до 89,3%. Обеспеченность рабочей силой составила 91%, норма выработки на чел./день оказалась выше плановой: 41 руб. 26 коп. вместо 40 руб. 90 коп. План ввода объектов в эксплуатацию выполнен только на 82%, как и в 1942 г.[82]. В этой ситуации ГКО предпринял экстренные меры по неотложной помощи строительству ЧМЗ. Все эти меры изложены в постановлении ГКО №4171 от21 сентября 1944 года[83].

    Но никакие экстренные меры не могли изменить законы действия мобилизационной экономики и отрицательные последствия использования принудительного труда. Очередная проверка показателей трудоиспользования в марте 1944 г. свидетельствовала: «объемы выполненных работ записываются со слов бригадиров»,  плохо используется техника и механизмы, отдается предпочтение ручному труду. Массовая фотография рабочего дня, проведенная 1 апреля 1944 г. показала: потери рабочего времени составляют 25,4%, в отдельных бригадах простои – 35-70% рабочего времени. В СО 7 – потери 71%, норма выполняется на 29%, в ЛУ 2 – 35,6%, норма – 42%, в ЛУ 1 – 60%[84]. В конце апреля 1944 г. вводится новый распорядок дня, отменяются зимние коэффициенты. Начало работы - 7.30, завершение – 19.00, с перерывом на 1 часовой обед и перекурами, т.е. 11,5 часовой рабочий день. Поправочный коэффициент к нормам выработки – 1.10; для ЛФТ, занятых на СФТ – 0,60. Использование ЛФТ на ТФТ традиционно запрещалось. Все это, конечно, не исключило нарушений режима труда, о чем свидетельствовали периодические проверки по ИТЛ[85].

    В работе ЧМС в 1944 г. произошли заметные позитивные изменения. План капиталовложений был выполнен на 118,5%, правда рабочей силы все еще не хватало – 92,3%, однако выработка на чел./день превысила плановую цифру – вместо 45 руб. – 45 руб. 75 коп., план ввода объектов в эксплуатацию выполнен на 117%[86].

    Только в 1946 г. на ЧМС был установлен 10 часовой рабочий день с коэффициентом 1,125, в конце года спецконтингенту предоставлены 4 выходных дня (в сентябре)[87]. Процент выполнения плана капвложений снизился до 103,5 в 1945, а в 1946 – резко упал до 74,2%: обеспеченность рабочей силой в 1945 г. составила – 102%, в 1946г. – 95,4%; процент выработки на чел./день в 1945г. – 44 руб. 44 коп. вместо 44 руб. 40 коп., в 1946 г. – 35руб. 92 коп., вместо 51 руб. по плану; план ввода объектов в эксплуатацию больше не выполнялся: в 1945 г. – 89%, в 1946 г. – 45%, за первый квартал 1947 г. – на 6,4%. Мобилизационная модель экономики стала давать явные сбои, резко снизилась производительность принудительного труда.

    По докладным запискам ИТЛ в ГУЛАГ мы составили диаграммы производительности труда заключенных и трудмобилизованных за 1944-1946 гг. Из анализа этих диаграмм можно сделать некоторые выводы. По трудмобилизованным процент невыполнения нормы колеблется от 1 до 7 (в средних пределах от 1 до 3%), по заключенным от 0 до 35%, на несколько порядков превышая показатели трудмобилизованных. Выполнение нормы на 100-125% у трудмобилизованных колеблется от 3 до 25% (при средних показателях в 10-12%); у заключенных эти цифры колеблются от 3 до 30% и имеют неравномерный, очень рваный характер распределения по месяцам (средний показатель приближается к 10-15%). Выполнение нормы от 125 до 150% у трудмобилизованных колеблется от 15 до 30% (средний показатель – 20%); у заключенных носит очень неравномерный характер при крайних показателях от 10 до 50% (в среднем приближаясь к 20%). Выполнение нормы в пределах 150-200%: у трудмобилизованных от 20 до 44% (в среднем около 30%); у заключенных от 15 до 50% (в среднем около 32%). Норму в 200-300% трудмобилизованные выполняли в пределах от 16 до 60% их численности (в среднем – около 38%); заключенные – 10 до 50% (в среднем – 25-30%). Максимальное число выполняющих эту норму у трудмобилизованных достигало 8%, у заключенных – 6%.

    Как видно из диаграмм, они имеют неравномерный, циклический характер, причем у трудмобилизованных показатели более стабильны, чем у заключенных. Колебания пиков и падений диаграмм можно объяснить многими причинами: сменой методик расчетов показателей производительности (например, в сентябре 1944 г. стали различать полноценные и пониженные нормы), воздействием климатических природных сезонов, снижением работоспособности из-за физического истощения, проведением массовых кампаний ударного и стахановского труда, этапированием спецконтингента и т.п. Все эти факторы воздействовали комплексно, и проследить их помесячно пока не представляется возможным.

    Как следует из вышеприведенного материала, точный расчет производительности труда спецконтингента ИТЛ БМК-ЧМС затруднен многими обстоятельствами. Цифры, характеризующие производственные показатели, которые приведены в докладных записках о состоянии лагеря ГУЛАГу, следует подвергнуть вполне закономерному сомнению.

    Во-первых, сам учет производительности стал вестись в отчетных документах только в 1944 г. Во-вторых, на всем протяжении работы ИТЛ настоящий учет рабочего времени так и не был налажен. В реальности спецконтингент, с учетом внеурочного, дополнительного рабочего времени, был занят на производстве гораздо дольше установленной нормы, а расчет производился по формально установленному количеству часов. Например, в докладной записке за август 1944 сказано: «Резкое снижение производительности по лагучасткам и стройотрядам против июля месяца объясняется существовавшей до августа месяца неправильной практикой подсчета производительности труда в лагучастках и стройотрядах, а именно: при определении производительности лагучастками и стройотрядами не принималось в расчет отработанное сдельщиками время на повременных работах и, кроме того, часть отработанного времени по тем или иным причинам не учитывалась, что вызвало разрыв в количестве акцептованной и фактически учтенной при определении производительности рабсилы»[88].

    В-третьих, закономерностью применения принудительного труда является постоянный обман работников по отношению к своим надсмотрщикам. Многочисленные проверки работы лагподразделений показывают, что цифры производительности намеренно подгонялись под норму питания котла № 3. Иное поведение десятников и бригадиров приводило к быстрому физическому истощению людей. Руководство ИТЛ пыталось наказать за невыполнение плана переводом на губительное питание по котлу № 1 и иногда на его смертельную норму были обречены более половины узников лагеря. В ответ люди сопротивлялись. В этом был источник систематической «туфты».

    В связи с тем, что работники категории ЛФТ постоянно использовались на работах категорий СФТ и ТФТ и для них должны были применяться пониженные (часто на 50%) нормы, оказывается очень сложно сделать расчет средней производительности труда отрядов и колонн. Часто сведения по производительности не учитывали сниженные нормы, установленные для трудармейцев в начальный период работы 1942, 1943 гг. и льготы, введенные для спецконтингента в зимний период. Расчет по полным и пониженным нормам стал вестись только с сентября 1944 года.

    Сведения по производительности всегда собирались только с части работающих подразделений. Например, в начале 1944 г. было 22 лагподразделения, а сведения поступали только с 8-9. Была возможность выбрать лучше обеспеченные здоровой рабочей силой, фронтом работ, одеждой, инструментами подразделения.

    При расчете производительности не учитывалось, что группа «А» составляла определенный процент от списочного состава. Расходы на обслугу и неработоспособный контингент, как можно догадываться, не влияли на расчет производительности труда. А ведь это показатель себестоимости рабочей силы. Физически и психологически работоспособные люди (стахановцы, ударники) работали «за себя и за того парня», превышая установленные нормативы. Они буквально «вытаскивали» производство и план из прорыва, частично компенсируя выполнением нескольких норм низкорентабельный труд спецконтингента. «На плечах» у работающих «сидели» больные и неработающие из групп «В» и «Г», да и обслуга ИТЛ из группы «Б». У заключенных группа «А» в 1942-1943 гг. составляла от 24 до 57% и, в среднем 70% в 1944-1945 гг.  Среди трудмобилизованных группа «А» была более многочисленной и составляла в 1942 г. - 82%,  в 1943 – 79%, в 1944 г. – 84%, в 1945 г. – 88% (т.е. в среднем – 83%).

    И, наконец, еще одно, очень важное обстоятельство. Сами вычисления производительности труда не очень-то волновали руководство ГУЛАГа, поскольку побеждал тот, кто сдавал объекты в срок, а не тот, кто отличался высокой рентабельностью производства. Неслучайно в акте приемки-сдачи ЧМС 1947 года фактически нет сведений о производительности труда. Там есть расчет выполнения плана в рублях, показатели обеспеченности рабочей силой, выработки на чел./день в тех же рублях и выполнения плана ввода объектов в эксплуатацию. Кроме того, следует дополнение к акту, свидетельствующее о низком качестве выполненных работ и вопиющем нарушении технологии строительства.

    Приложение 1

    Показатели по выработке спецконтингента

     

     

    Выработка на ч/день в рублях

    Годы

    Плановая

    Фактическая

    1942

    45

    35,8

    1943

    40,9

    41,26

    1944

    45

    45,72

    1945

    44,4

    44,44

    1946

    51

    30,23

     

     

    Сост. по Акт приемки-сдачи Челябметаллургстроя от 31 мая 1947 г. //

    ОГАЧО. Ф. 1619. Оп. 1. Д. 52. Л. 1-118. Таблица подготовлена А.А.Цепкаловой и любезно предоставлена автору.

     

     

     

    Приложение 2

    Показатели по выработке в процентах

    Сост. по Акт приемки-сдачи Челябметаллургстроя от 31 мая 1947 г. // ОГАЧО. Ф. 1619. Оп. 1. Д. 52. Л. 1-118

     

     

    Приложение 3

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    Источник: ГАРФ.Ф.9414.Оп.1.Д.386.Л.2-2об.; ОГАЧО. - Ф.1619.Оп.1 Д.134.Л. 1-3, 26-27, 116-120, 137-144.

     

     

     

    Приложение 4.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    Источник: Контингент трудмобилизованных. ГАРФ.Ф.9414.Оп.1.Д.386.Л.2-2об., Д.1202.Л.2-2об.

     

     

     

    Приложение 5.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    Источник: ГАРФ.Ф.9414.Оп.1а.Д.381.Л.7-7об.; Д.398.Л.4-4об.; Д.414.Л.4-4об.; Д.432.Л.4-4об.

     

     

     
     
     

     

     

     

    Приложение 6.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    Источник: ГАРФ.Ф.9414.Д.1172.Л.2-2об.; Д.402.Л.2-2об.; Д.1215.Л.26-26об.; ОГАЧО.Ф.1619.Оп.2.Д.26.Л.242-407.

     

    Приложение 7.

     

     
     
     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    Источник: Контингент трудмобилизованных. ГАРФ.Ф.9414.Оп.1.Д.386.Л.2-2об.; Д.1202.Л.2-2об.; Д.1216.Л.27-27об.; ОГАЧО.Ф.1619.Оп.1.Д.134. 1-3, 26-27, 116-120, 137-144.

     

    Приложение 8

     

     

    Приложение 9

     

     

    Приложение 10

     

    Источник: ОГАЧО.- Ф. 1619.- Оп. 2.- Д. 26, 48

     

     

     

    [1] Как известно, по отношению к производству спецконтингент в ИТЛ делился на 4 категории: А – занятые на производстве, Б – занятые в обслуге, В – неработающие по болезни, Г – неработающие по разным причинам; по степени трудоспособности: ТФТ – тяжелый физический труд, СФТ – средний физический труд, ЛФТ – легкий физический труд.

    [2] ОГАЧО. - Ф.1619.Оп.1 Д.134  - Л. 1-3.

     

    [3] Там же, Л.26

    [4] Там же. - Л.26-26об.

    [5] ГАРФ. – Ф.9414.-Оп.1а.-Д.386.-Л.2; ОГАЧО -Ф.1619.-Оп.1- Д.134  - Л. 129-136

     

    [6] ОГАЧО. - Ф.1619.Оп.1 Д.134  - Л. 141

    [7] ГАРФ. – Ф.9414.-Оп.1а.-Д.386.-Л.2

    [8] Там же. – С.143-144

     

    [9] Там же.

    [10] Там же. Оп.1.-Д.386.-Л.2-2об.

    [11] Там же. Оп.1.- Д.381.-Л.7-7об.; Д.1172.-Л.2-2об.

    [12] Там же.

    [13] Там же.

    [14] Там же.

    [15] Там же

    [16] Там же. Оп.1.-Д.386.-Л.2-2об.

    [17] Там же.

    [18] Там же. Д.398.-Л.4-40б.; Д.402.-Л.2-2об.

    [19] Там же.

    [20] Там же.

    [21] Там же. Д.1202.-Л.2-2об.

    [22] Там же.

    [23] ОГАЧО Ф.1619.Оп.2 Д.26  - Л. 81-83

    [24] ГАРФ.-Ф.9414.-Оп.1.-Д.414.-Л.4-4об.; Д.1215.-Л.26-26об.

    [25] Там же.

    [26] Там же. Д.1216.-Л.27-27об.; ОГАЧО.-Ф.1619.-Оп.2.-Д.26.-Л.1-228.

    [27] Там же.

     

    [28] ОГАЧО Ф.1619.Оп.2 Д.26  - Л. 16-17.

    [29] Там же. Л.1-242.

    [30] Там же.

    [31] Там же. Л. 65, 72.

    [32] Там же. Л. 113.

    [33] Там же.  Л.176 -  183.

    [34] Там же.

     

     

    [35] Там же.

    [36] Там же.

    [37] ГАРФ.-Ф.-9414.-Оп.1.-Д.432.-Л.4-4об.; ОГАЧО.-Ф.1619.-Оп.2.-Д.26.-Л.242-407.

    [38] Там же.  

    [39] ОГАЧО.-Ф.1619.-Оп.2.-Д.26.-Л.242-407. 

    [40] Там же.

    [41] Там же.

    [42] Там же.

    [43] Там же.  Д.48  - Л. 26-28

     

     

    [44] Там же. – Л.30

    [45] ОГАЧО.-Ф.1619.-Оп.1-.Д.2.-Л.30-31

    [46] Там же. Д.3-.Л.18, 119

    [47] Там же.  Д.3.-Л.78, 79, 118

    [48] Там же. Д.13. -Л.5, 179; Д.3.Л.210

    [49] Там же.  Д..7-.Л.127-128

    [50] Там же. Л.144-145

    [51] Там же. Л.37

    [52] Там же. .Д.3.-Л.182

    [53] Там же. .Д.8.-Л.61

    [54] Там же. .Д.5.-Л.6-7

    [55] Там же. Л.14,15, 20

    [56] Там же. .Д.11.- Л.189-198

    [57] Там же. .Л.199

    [58] Там же. .Д.146-.Л.12

    [59] Там же. .Д.145-.Л.1-2

     

    [60] Там же. .Л.3-5

    [61] Там же. .Д.146.-Л.39-40

    [62] Там же. Д.52.-Л.5,6,8

    [63] Там же. .Д.146.-Л.31

    [64] Там же. Д.18. -Л.16

    [65] Там же. Д.26.Л.252

    [66] Там же. Д.26.-Л.10, 28, 47, 74, 100, 121, 139, 160, 188, 204, 222, 253; Д.48.-Л.21, 41, 57, 77

    [67] Там же. Д.26.-Л.47, 74, 100, 121, 139, 160, 204, 222, 253, 268

    [68] Там же. Д.18. -Л.107

    [69] Там же. Оп.2-.Д.15.- Л.235

    [70] Там же. .Л.3-3об.

    [71] Там же. Оп.1.-Д.146.-Л.88

    [72] Там же. Д.18.-Л.243

    [73] Там же. Оп.2.-Д.15-Л.13

    [74] Там же. Д.146.- Л.118

    [75] Там же. Оп.1-.Д.19.- Л.150

    [76] Там же. Д.20. -Л.110

    [77] Там же. .Л.31; Д..20.-Л.40

    [78] Там же. .Л.57,58

    [79] Там же.  Д.23.-Л.44; Д.22.-Л.92, 100

     

     

    [80]ГАРФ. Ф.9414.Оп.1.Д.1183.Л.133-135

    [81] ОГАЧО. Ф.1916.Оп.1.Д.25а.Л.67

    [82] Там же. Оп.2-.Д.18.-Л.5-6; Оп.1.-Д.52.-Л5,6, 8

    [83] Там же. .Д.18.-Л.10

    [84] Там же. .Д.40.-Л.195, 199; Оп.1-.Д.26.-Л.22

    [85] Там же. Оп.1.-Д.26.-Л.63,64; Д.27-.Л.20

    [86] Там же. .Д.52.-Л5,6, 8

    [87] Там же. Оп.2.-Д.40.-Л.151, Д.39б.-Л.Л.160

     

    [88] Там же. Оп.2 -Д.26 - Л. 161