МЫ В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ

GEDENKBUCH

Электронная книга памяти
российских немцев

О ПРОЕКТЕ ФОТОГАЛЕРЕЯ ПАМЯТНЫЕ
МЕСТА
ПУБЛИКАЦИИ
ПОИСК ПО ОБД

ПАМЯТНЫЕ
МЕСТА

Карты ИТЛ и спецпоселений
ГУЛАГ СССРКарта лагерей Свердловской области 1930-нач. 50-х гг. Ивдельлаг 1951 г.БогословлагТагилллагЧелябинск, Металлургический р-н. Карта Р. РомбергаГенплан ЧелябметаллургстрояИТЛ Бакалстрой-ЧМС (Фрицляндия).Карта ИТЛ БМК-ЧМС и спецпоселения Челябинской области (1940-начало 50-х гг.).Спецпоселения Свердловской области 1930-50-х гг.Карта Свердловской области с обозначением ИТЛ, УИТЛК, комендатур ОСП и численности спецпоселенцев нач. 50-х гг.Карта спецпоселений Свердловской области (1949).Карта спецпоселений Чкаловской (Оренбургской) области(1949-1950 гг.).Спецпоселения ХМАО
Некрополи и памятные знаки

ПОИСК ПО ОБД

Расширенный поиск


Книга памяти немцев-трудармейцев

Бакалстрой-Челябметаллургстрой.
1942–1946

СОДЕРЖАНИЕ
Предисловие Введение
Глава 1. Принудительный труд на строительстве Челябинского металлургического завода
1.1.
ИТЛ Челябметаллургстроя: создание, этапы развития, численность и категории спецконтингента  (КирилловВ.М.)
1.2.
Формирование и использование в строительстве рабочих колонн мобилизованных немцев  (Гончаров Г. А.)
1.3.
Трудмобилизованные из Средне-Азиатского военного округа на строительстве Челябинского металлургического завода  (Шмыров Б. Д.)
1.4.
Начальником Бакалстроя утвердить...  (Шмыров Б. Д.)
1.5.
Сопротивление и протест узников лагеря  (Кригер В.)
1.6.
Особенности репрессивной политики в лагерной зоне  (Кригер В.)
1.7.
Отношение лагерной администрации и вольнонаемного персонала к мобилизованному контингенту  (Кригер В.)
Глава 2. Жизнь, труд, смерть в лагере и за его пределами
2.1.
Условия жизни и труда трудмобилизованных советских немцев  (Гончаров Г. А.)
2.2.
Условия жизни и труда трудмобилизованных из Средне-Азиатского военного округа  (Шмыров Б. Д.)
2.3.
Физическое состояние и производительность труда спецконтингента (Кириллов В. М.)
2.4.
Динамика движения контингентов ИТЛ БМК-ЧМС и показатели смертности (Цепкалова А. А.)
2.5.
Повседневная жизнь населения индустриального центра в условиях режима военного времени: бытовые аспекты (Палецких Н. П.)
2.6.
Социальный портрет мобилизованных немцев (Разинков С. Л.)

Глава 3. Историография репрессивной политики, реабилитация и увековечение памяти о российских немцах
3.1.
Историографические проблемы репрессивной политики против советских немцев в отечественной исторической науке (Кириллов В. М.)
3.2.
Проблемы реабилитации и память об узниках трудовых лагерей
  • С государственным размахом (Нахтигаль А. Я.)
  • Справедливость через реабилитацию (Нахтигаль А. Я.)
  • Реабилитация – кто против? (Нахтигаль А. Я.)
  • Музей истории российских немцев (Понкратова Т. В.)
  • Спаситель пришел напомнить (Садчикова Л.)

    Глава 4. Архивные документы
    4.1.
    Источники по истории Главпромстроя (Бородкин Л. И., Цепкалова А. А., Гонцова М. В.)
    4.2.
    Строительство завода и ИТЛ
    4.3.
    Трудовая мобилизация
    4.4.
    Репрессивная политика в лагере
    4.5.
    Сопротивление и протест
    4.6.
    Жизнь и труд в ИТЛ Челябметаллургстроя
    4.7.
    Реабилитация
    Глава 5.Жизнь и судьба трудармейцев (воспоминания, биографии, статьи)
  • Альтергот Владимир Федорович
  • Балтаджи Николай Христофорович
  • Бальцер Франц Корнеевич
  • Блянк Ричард Рудольфович
  • Зотов (Беккер) Михаил Васильевич: поэт, художник, трудармеец
  • Беккер Эдуард Федорович
  • Брейтенбьюхер Андрей Андреевич
  • Венкелер Отто Эдуардович
  • Витлиф Губерт Михайлович
  • Вольтер Герхард (Григорий) Андреевич
  • Гаар Эдмунд[т] Робертович
  • Геммерлинг Георгий Владимирович
  • Геммерлинг Юрий Владимирович
  • Герш Людвиг Вильгельмович Их сделали врагами
  • Гетц Андрей Иванович "Жизнь закалила характер"
  • Гопфауф Эдуард Гильярович
  • Горст Александр Георгиевич
  • Горст Отто Фридрихович
  • Гофман (Линк) Лидия Андреевна
  • Зальман Юрий Карлович
  • Ильг Вильгельм Яковлевич
  • Кирш Рейнгард Адольфович
  • Книсс Иоганес Георгиевич
  • Киуру Яков Фомич
  • Кох Яков
  • Крамер Эрнст Вильгельмович
  • Крудер Андреас
  • Кун Петр Петрович
  • Ленц Николай Андреевич
  • Люфт Виталий Иванович
  • Майер Рудольф Иванович
  • Мильке Илья Евгеньевич
  • Махрик Михаил Наумович
  • Мейснер Арутюн Владимирович
  • Отт Давид Давидович
  • Оттен Генрих Фердинандович
  • Отто Александр Петрович
  • Пауль Виктор Иванович
  • Пельтцер Федор Оскарович
  • Руш А.лександр Александрович
  • Тесске Рудольф Эдуардович
  • Фабер Герберт Иванович
  • Фаст Иван Рудольфович
  • Фишер Александр Павлович
  • Фоос Александр Александрович, Бейм Федор Федорович "Друзья"
  • Фукс Виктор Генрихович
  • Цейтлер Герберт Гербертович
  • Шейфер Христиан Федерович
  • Шлей Том Иванович "Степной ребенок"
  • Шнейдер Генрих Генрихович
  • Шнейдер Фридрих Генрихович
  • Штоль Михаил Мартынович
  • Шуберт Иван Готлибович
  • Шульмайстер Эвальд Иосифович "Нас вылечит правда"
  • Шуравина Мария Ивановна
  • Экк Клеменс
  • Эрдман Герберт Гербертович
    Заключение
    Именной указатель
    Предметный указатель
    Список сокращений
    Авторы

    Шмыров Б. Д.

    1.4. Начальником Бакалстроя НКВД утвердить…

    До середины 1980-х гг. открытых публикаций об участии трудмобилизованных (далее по тексту т/м – автор) в работе на объектах советской экономики в годы Великой Отечественной войны, в общем, и на строительстве ЧМЗ, в частности, в советской литературе не было. Этому факту есть объяснение. Присутствие и работа т/м из числа советских граждан немецкой национальности на многочисленных промышленных объектах, и, как следствие этого, вклад в Победу Советского Союза над нацистской Германией, не вписывались в официальную историю Великой Отечественной войны. Коммунистическая идеология не признавала наличия в СССР принудительного труда лиц, фактически лишённых большинства гражданских прав и свобод, но юридически остававшихся при этом полноправными гражданами своей страны.

    Освещение темы о данной категории советских граждан логически вызвало бы в советском обществе желание рассмотреть возникшие в связи с этим проблемы в различных аспектах: правовом, моральном и так далее. В первую очередь, это касалось лиц немецкой национальности, а также граждан других национальностей, воевавших на стороне нацистской Германии против СССР, – румын, венгров, итальянцев, финнов. Тема о положении этой категории т/м в советском обществе тесно переплеталась с вопросами насильственного выселения отдельных народов и этнических групп Советского Союза с мест их постоянного проживания в другие районы страны в 1940-х гг.

    Политика умолчания места и роли т/м в советской экономике проводилась одновременно с политикой целенаправленного искажения информации по данной теме. В 1972 г. вышла из печати книга воспоминаний Александра Комаровского «Записки строителя»[1], в которой одна глава посвящена строительству Челябинского металлургического завода (ЧМЗ).

    В «Записках» на строительстве ЧМЗ нет заключённых и т/м, но есть строители и трудармейцы. Слово «трудмобилизованный» не использовалось в работах советских авторов, но применялся термин «трудармеец», по аналогии со словом «каналоармеец». Термины «каналоармеец» / «каналоармейцы» в середине 30-х го-дов прошлого столетия в СССР использовали по отношению к заключённым, участвовавшим в строительствах Беломоро-Балтийского канала и канала Москва–Волга. Такие нововведения в лексикон русского языка можно объяснить попыткой идеологического аппарата ВКП(б), а затем и КПСС придать некий пафос, черты героизма и мужества системе принудительного труда ГУЛАГа ОГПУ / НКВД. Итак, о чём не писал или как писал автор «Записок» о строительстве завода специальных сталей на Першинской площадке города Челябинска?

    По версии автора «Записок…», ему, командующему 5 сапёрной армией, в январе 1942 г. позвонил начальник Генерального штаба РККА, маршал Советского Союза Б. М. Шапошников и сообщил о его направлении на Бакалстрой[2]. В своей книге Комаровский пишет: «22 января 1942 г. Государственный Комитет Обороны вынес следующее решение: «Поручить бригинженеру Комаровскому – командующему 5-й сапёрной армией, людей, освободившихся на оборонительном рубеже Сталинградской области (строительных организаций Наркомстроя), … вместе с автотранспортом и механизмами направить на Бакалстрой». Это решение было сообщено мне начальником Генерального штаба Маршалом Советского Союза Б. М. Шапошниковым одновременно с расписанием подачи транспортов для отгрузки личного состава и техники в Челябинск[3]Странно, начальник Генерального штаба Красной Армии звонит заурядному руководителю-строителю и сообщает ему о принятом Постановлении главного на тот период государственного органа страны.

    Так Комаровский узнал о том, что его армия перебрасывается со строительства оборонительных рубежей в Сталинградских степях на Южный Урал, где предстоит строительство Бакальского металлургического комбината специальных сталей. Хотя перед этим автор «Записок» говорит о том, что части 5 сапёрной армии начали передвижение к Ростову, согласно указанию командования[4]. Далее в «Записках» говориться о том, что личный состав армии был переброшен в Челябинск и составил основу коллектива строителей металлургического завода[5].

    А что говорят материалы архивов? Если брать для цитирования документ, то надо всегда давать его название, но не изобретать и не озвучивать свой вариант названия. Итак, читаем Постановление, но не решение ГКО:

    ПОСТАНОВЛЕНИЕ ГКО – № 1181сс

    от 22 января 1942 г. Москва, Кремль

    О ПЕРЕДАЧЕ МАТЕРИАЛЬНЫХ РЕСУРСОВ И СТРОИТЕЛЬНЫХ 
    ОРГАНИЗАЦИЙ СО СТРОИТЕЛЬСТВА СТАЛИНГРАДСКИХ 
    РУБЕЖЕЙ НА СТРОИТЕЛЬСТВО БАКАЛЬСКОГО ЗАВОДА

    1. Передать НКВД СССР для строительства Бакальского металлургического завода освобождающихся со строительства оборонительных рубежей Сталинградской области строительные организации Наркомстроя в составе инженеров и техников 400 человек, мастеров и квалифицированных рабочих 6.000 человек вместе с их автотранспортом и строймеханизмами.

    2. Обязать ГУОР НКО[6] передать Бакалстрою НКВД из числа освобождающихся со строительства оборонительных рубежей 300 автомашин.

    3. Начальником Бакалстроя НКВД утвердить тов. Комаровского А. Н., освободив его от работы в ГУОБРе НКО и Наркомстрое[7].

    Председатель Государственного Комитета Обороны

    Подпись И. СТАЛИН[8].

     

    Получается, что не части 5 сапёрной армии, но организации гражданского народного комиссариата по строительству отправлялись на Першинскую площадку из Сталинградской области в распоряжение НКВД на строительство металлургического завода! И с ними должен отправиться и А. Н. Комаровский, но не в качестве командующего армией. Автор «Записок» «забыл» при этом озвучить название своей новой должности – начальник Управления лагеря и строительства металлургического завода в Челябинске, которая была указана в приказе по НКВД СССР № 00183 от 25 января 1942 г. и с которым А. Комаровский был ознакомлен лично, как и полагается при любом назначение на новую должность. В приказе, в частности, говорилось:

    2. Присвоить Управлению лагеря и строительства Бакальского металлургического завода название «Бакалстрой НКВД СССР»...<…>

    3. Начальником Бакалстроя НКВД назначить тов. КОМАРОВСКОГО...<…>

    7. В соответствии с Постановлением ГКО от 22 января 1942 г. № 1181сс начальнику Бакалстроя тов. КОМАРОВСКОМУ в декадный срок перебросить на Бакалстрой материальные и людские ресурсы со строительства оборонительных рубежей Сталинградской области[9].

    Вместо убывшего на Южный Урал А. Н. Комаровского в командование 5 сапёрной армией вступил военинженер первого ранга И. Е Прусс, о чём говорилось в первом приказе нового командующего 5 сапёрной армией:

    Приказ № 015 от 26.01.1942 г. по 5 С[апёрной]А[рмии]

    Сего числа в командование 5-й сапёрной армии вступил.

    Основание: приказ [по] инженерным войскам Красной Армии № 12 
    от 25.[0]1.[19]42 г.

    КОМАНДУЮЩИЙ 5 САПЁРНОЙ АРМИЕЙ

    ВОЕНИНЖЕНЕР 1 РАНГА ПРУСС подпись[10].

    В конце марта 1942 г. 5 сапёрная армия была расформирована, а её личный состав влился в 7 сапёрную армию. Возглавил вновь созданную сапёрную армию всё тот же И. Е. Прусс. Об освобождении А. Н. Комаровского с должности командующего сапёрной армией и отправке в распоряжение НКВД Союза ССР говорилось и в другом документе:

    Приказ по 5-й С[апёрной]А[рмии] [и] 5-у управлению ГУОС[11] 
    № 30 26.01.1942 г.

    1.    Объявляю приказ по Инженерным Войскам Красной Армии 25.[0]1.[19]42.

    «Во исполнение постановления Государственного Комитета Обороны № 1181сс от 21 января 1942 года ПРИКАЗЫВАЮ:

    1. Бригинженера тов. Комаровского освободить от должности Командующего 5-й Сапёрной Армии и Зам. Начальника ГУОС НКО и направить в распоряжение НКВД СССР. Освободить тов. Волынского от обязанностей начальника 5-го Управления Оборонительного строительства…

    2. Передать НКВД СССР освобождающихся на строительстве оборонительных рубежей Сталинградской област строительные организации Наркомстроя…

    пп Генерал-майор Котляр

    Военный комиссар Спассков[12]»

    Как видно из приказа, подписанного генерал-майором Л. З. Котляром, 
    5 сапёрная армия оставалась там, где ей было положено быть – в Ростовской области, а А. Н. Комаровский возвратился в родное ему с начала 1930-х годов ведомство – в НКВД. Возвратился, но без 5 сапёрной армии. В архивных материалах фонда армии автор не нашёл и малейшего намёка на документы «с расписанием подачи транспортов для отгрузки личного состава и техники в Челябинск», о которых писал автор «Записок». И ещё одна фраза от А. Комаровского, которая опровергает версию автора «Записок» о прибытии сапёрной армии на Южный Урал. Говоря о проблеме расселения своих подчинённых весной 1942 г. в Челябинске, Комаровский пишет, что «надо было, прежде всего, принимать и расселять … прибывающих из Сталинграда инженеров и техников. К тому же ехали члены семей офицеров и вольнонаёмных работников, откомандированных из 5-й сапёрной армии»[13]. Армия под Ростовом, но часть вольнонаёмного состава отправили в Челябинск, и это соответствует содержанию Постановления ГКО № 1181сс. Поэтому семьи едут туда, где находятся их главы – мужья, отцы. А если принять версию Комаровского и считать, что 5 сапёрная армия в Челябинске, то возникает вопрос – как и зачем из Челябинска откомандировать … в Челябинск?

    Во второй половине февраля 1942 года из Москвы на Першинскую площадку прибыл начальник управления ИТЛ «Бакаллага» и БКС НКВД СССР бригинженер А. Н. Комаровский. На вопрос: «А кто был на Першинской площадке к прибытию А. Комаровского в феврале 1942 года?» можно дать вполне очевидный ответ. Кроме малочисленной группы вольнонаёмных из числа эвакуированных работников строительно-монтажных и металлургических предприятий Украины, юга России, на строительной площадке находились заключённые из «Бакаллага» НКВД, которых к 3 февраля 1942 г. насчитывалось 5398 человек[14]. Управление ИТЛ «Бакаллаг» / «Челяблаг» и строительства Бакальского / Челябинского металлургического завода входило в состав Главного управления лагерей промышленного строительства НКВД СССР, которое А. Комаровский эзоповым языком называл «Главным управлением промышленного строительства[15]».

    Начиная с марта 1942 г. главной рабочей силой на Першинской строительной площадке становятся т/м из числа советских немцев. В конце марта 1942 г. лагерное население ИТЛ «Бакаллага» НКВД насчитывало 11657 т/м немцев и 4011 заключённых[16]. Комаровский пишет на страницах своей книги о строителях ЧМЗ как «о рабочих из числа так называемой трудовой армии (т. е. лиц военнообязанных, но не призываемых по тем или иным причинам в действующую армию)»[17]. О причинах, по которым военкоматы не призывали в действующую армию и направляли на трудовой фронт и о национальной принадлежности строителей ЧМЗ автор «Записок» на страницах своей книги не упоминает. Весной 1943 г. начинается строительство первых четырёх лагерных участков. Одновременно началась и прокладка дорог, подъездных путей к строительным площадкам. Для контроля за ходом работ на строительство приезжал сам А. Комаровский. Чудом уцелевшие т/м вспоминали о событиях тех дней:

    – Лучшей бригаде вручалась «ценная» премия: каждому из её членов перепадало по 50 граммов хлеба и небольшой дольке копчёной колбасы! Нередко на трассе верхом на белом коне появлялся сам Комаровский. После пары казённо-одобрительных фраз его адъютант, восседавший на чёрной лошади, бросал в гущу людей горсть-другую папирос «Беломор», на которые одновременно набрасывалась чуть ли не сотня людей… [18]

    Но, читая «Записки», читатель не встретит ничего и близко похожего на воспоминания трудмобилизованных, выживших на строительстве ЧМЗ. Ветеран НКВД/МВД пишет только о сослуживцах из своего ближнего окружения в управлении ИТЛ и БКС/ЧМС НКВД СССР:

    – Замечательные, самоотверженные люди работали на нашем строительстве! <…> С некоторыми из … руководителей монтажно-строительных организаций я работал ещё на канале Москва–Волга, с другими встретился впервые на строительстве оборонительных рубежей, но все они на всю жизнь остались моими друзьями, и со многими из них предстояло совместно трудиться долгие годы[19].

    Жаль, что автора «Записок» в очередной раз «подвела» память, и он не указал, в каком ведомстве работали «замечательные, самоотверженные люди». Благодаря архивным документам, есть возможность узнать, как оценивал лично начальник ИТЛ «Бакаллага» / «Челяблага» НКВД А. Комаровский отдельных своих подчинённых. Первый заместитель, ВОЛЫНСКИЙ А. М.: «политически грамотный, идеологически выдержан, среди коллектива, как специалист, – пользуется авторитетом. К недостаткам следует отнести – проявление в общении с людьми некоторой заносчивости»[20].

    О своём заместителе КУЗНЕЦОВЕ М. М., получившем в 1932 году знак «Почётный работник ВЧК–ОГПУ», Комаровский писал, что заместитель «работу лагеря и строительства знает хорошо, как руководитель обладает хорошей ориентацией и имеет большой опыт в руководстве хозяйством… Идеологически выдержанный большевик»[21].

    Другого своего заместителя по лагерю ЧЕСТНЫХ П. П. Комаровский характеризовал следующим образом: «Благодаря продолжительности работы в системе НКВД работу знает хорошо и с ней справляется. [В] обращении с подчинёнными ему сотрудниками проявляются элементы заносчивости, и этот порок является его давнишним»[22].

    Помощник Комаровского на строительстве ЧМЗ по хозяйственной части, старший лейтенант госбезопасности ЗАРАНКИН З. В. находился на оперативно-чекистской работе с 1919 года. «В 1938 г. за активную борьбу с к[онтр]-р[еволюционными] элементами награждён знаком «Почётного чекиста»[23]. Но, Комаровский «забыл» рассказать на страницах своих мемуаров о том, что осенью 1941 г., находясь на строительстве оборонительных сооружений, «почётный чекист» З. Заранкин и двое его подельников, также прибывших на Першинскую площадку, занимались хищением социалистической собственности, попросту воровством. Со складов 5 сапёрной армии этими преступниками было вывезено в большом количестве продовольствия, предметов обмундирования и обуви с последующей реализацией частным лицам. Не удивительно, что зимой 1941–1942 гг. часть военнослужащих 5 сапёрной армии элементарно голодала, была раздетой и разутой[24].

    Кроме руководства строительством новых объектов чёрной металлургии сослуживцы А. Н. Комаровского, «замечательные, самоотверженные люди», занимались на строительных площадках наведением порядка, укреплением пролетарской дисциплины и революционной бдительности, «успешно» разоблачали контрреволюционную деятельность среди т/м и заключённых Бакалстроя / ЧМС НКВД. Дела арестованных сотрудниками оперативно-чекистским отделом т/м и заключённых БКС / ЧМС НКВД рассматривались членами Постоянной сессии Челябинского областного суда при ИТЛ «Бакаллаг» / «Челяблаг» НКВД[25].

    В начале октября 1943 года начал работу Военный Трибунал (далее – ВТ) войск НКВД при ЧМС НКВД СССР. Статистика работы ВТ по ЧМС автору неизвестна (дела ВТ закрыты штампом «Секретно» и не выдаются исследователям), но и до его учреждения по неполным данным за период 1942 –лето 1943 гг. на строительстве ЧМЗ было расстреляно не менее 340 человек из числа т/м и заключённых. Среди т/м, осуждённых к лишению свободы и расстрелянных, были члены ВКП(б) и ВЛКСМ, минимум 112 человек[26]. Было и так, что трудармейца расстреливали или он получал конкретный срок лишения свободы, и лишь затем исключали из партии или комсомола[27].

    Часть авторов работ о строительстве на Першинской площадке пишут о том, что А. Н. Комаровский подписывал приказы о расстрелах и наказаниях лагерного населения строительства. Эти авторы неправы: А. Комаровский подписывал приказы о результатах суда, по приговорам которого т/м и заключённым либо давали срок лишения свободы, либо приговаривали к высшей мере социальной защиты – расстрелу. Арестовывали и вели следствие «славные ученики» «железного» Феликса. Но именно А. Н. Комаровский как начальник управления ИТЛ «Бакаллаг»/«Челяблаг» и строительства БКС/ЧМС НКВД СССР утверждал поданные ему оперативно-чекистской частью ИТЛ и управления строительства списки арестованных т/м и заключённых, следствие по делу которых было закончено. После окончания следствия дела передавались либо в суд, либо в ВТ при ЧМС НКВД[28]. Зная, какую должность и место занимал Комаровский в системе НКВД СССР, зная о тех правах дисциплинарного воздействия в отношении подчинённого ему спецконтингента и персонала Управления БКС/ЧМС, на вопрос: «Причастен ли лично автор “Записок строителя” при работе на Першинской площадке к большим показателям смертности среди трудмобилизованных из числа советских немцев, к их расстрелам?», можно без ошибки ответить: «Да, лично причастен!»

    Автор «Записок» один только раз обмолвился о численности подчинённого ему коллектива. Почему? С первого дня прибытия на Першинскую площадку в феврале 1942 по май 1945 гг. контингенты работников и их численность менялись. Изменение численности было вызвано выполнением первоочередных задач строительства металлургического производства специальных сталей, а также условиями проживания, питания, работы и медицинского обслуживания лагерного контингента. Рассказывая о стройке, Комаровский в нескольких словах упомянул, что с продовольственным снабжением иногда возникали трудности, но (в который раз!) «забыл» рассказать о том, как питались строители, как было поставлено медицинское обслуживание в БКС/ЧМС в 1942–1943 гг., какие были при этом проблемы, как их решали[29]. Восполнить пробелы по вопросам продовольственного снабжения и медицинского обеспечения лагерного населения управления ИТЛ «Челяблага» и строительства «Челябметаллургстрой» помогут материалы архивов.

    С ноября 1942 г. в ГУЛАГ НКВД происходит изменение норм выдачи продовольствия лагерному контингенту. Второго ноября 1942 года для т/м ЧМС были введены новые нормы отпуска продовольствия, которые были напрямую связаны с выполнением работающими дневной производственной нормы выработки задания:

    – питание по норме № 1 получали т/м, выработка на основных тяжёлых работах до 80 % нормы и до 99 % на всех остальных работах;

    – питание по норме № 2 получали т/м, выработка на основных тяжёлых работах от 80 % до 99 % нормы и от 99 % до 135 %на всех остальных работах;

    – питание по норме № 3 получали т/м, выработка на основных тяжёлых работах от 100 % и выше нормы; от 125 % и выше на всех остальных работах[30].

    Так называемое «премиальное блюдо» выдавалось т/м, занятым на основных работах и выполнявшим производственные нормы выработки на тяжёлых работах от 130 % и на остальных работах от 180 %[31].

    – питание по норме № 4 получали больные т/м;

    – питание по норме № 5 (штрафного пайка) получали:

    «а) т/м, отказавшиеся от работы; б) симулянты, не вырабатывающие производственных заданий, при наличии справки о симуляции от медперсонала; в) т/м, находящиеся в штрафных изоляторах без вывода на работу.

    ПРИМЕЧАНИЕ: 1. т/м, содержащимся в карцерах, выдаётся 300 граммов хлеба в сутки и кипяток и один раз в три дня жидкая горячая пища по норме 
    № 5; 2. При выводе на работу т/м, содержащихся в штрафных изоляторах, таковые довольствие по фактической выработке» (так в документе – автор)[32].

    В таблицах 1 и 2 автор дополнил указанные в документах ЧМС НКВД нормы выдаваемых продуктов калорийностью, которая указана рядом с нормой отпуска продукта.

    Таблица 1

    Нормы суточного на 1 человека отпуска продуктов, грамм /

    калорийность продуктов, ккал.

     

    п/п

     

    Норма

    Продукты

    1

    2

    3

    5

    Премиальное

    блюдо

    1

    Мука подболточная

    5/16,5

    10/33

    12/39,6

    5/16,5

    40/132

    2

    Крупа-макароны

    60/205

    75/256

    95/324

    20/68

    20/68

    3

    Мясо-мясопродукты

    10/17

    12/20

    25/42

    -

    10/17

    4

    Рыба-рыбопродукты

    30/21

    35/25

    60/42

    25/17.5

    20/14

    5

    Жиры

    9/30

    10/34

    12/39

    4/13

    10/34

    6

    Сахар

    3/11

    5/19

    6/22

    7

    Чай суррогат

    2

    2

    2

    8

    Картофель-овощи

    350/252

    425/306

    450/324

    350/252

    100/72

    9

    Томат-пюре

    10

    10

    10

     

    5/

    10

    Перец стручковый

    0,1

    0,1

    0,1

    11

    Лавровый лист

    0,1

    0,1

    0,1

    12

    Соль

    10

    12

    17

    10

    5

    13

    Калорийность нормы

    553

    693

    833

    354

    337

     

     

    Таблица 2

    Нормы суточного на 1 человека отпуска хлеба, грамм /

    калорийность выдаваемого хлеба, ккал.

     

    п/п

    Выработки

    производственных норм, %

    Количество выдаваемого хлеба, грамм/кал

    На основных тяжёлых

    работах

    На остальных основных

    Вспомогательные работы

    1

    до 50

    400/868

    300/651

    300/651

    2

    от 50 до 80

    500/1 085

    400/868

    350/760

    3

    от 80 до 100

    600/1 302

    500/1 085

    400/868

    4

    от 100 до 1251/1302

    700/1 519

    600/1 302

    500/1 085

    5

    от 1251/1302 и выше

    800/1 736

    700/1 519

    600/1 302

     

     

    Примечание.

    1. Выработки производственных норм для основных работ.

    2. Выработки производственных норм для вспомогательных работ.

    – отпуск хлеба по норме № 5 (штрафной паёк) – 300 г/651 ккал.[33]

    Т/м, выполнивший производственную норму на основных тяжёлых работах в размере 130 %, получал питание по норме № 3-833 ккал + 800 граммов хлеба = 1736 ккал + прем. блюдо–337 ккал = 2906 ккалорий. Но при выполнении нормы выработки на 99 %, а бригадир мог и так записать по разным причинам, т/м получал питание по норме № 2-693 ккал + 600 граммов хлеба = 1302 ккал = 1995 ккалорий. По данным специалистов, занимающихся вопросами питания, лица физического труда, работающие на механизированных производствах, например, работа на станках и т. д., тратят в среднем 3200–3500 ккалорий. Следовательно, при ежедневном и постоянном выполнении установленных производственных норм в течение 10–11 часового рабочего дня, особенно в холодное время года, существовавших условиях проживания и медицинского обслуживания, даже при пайке по норме № 2, не говоря о норме № 1, тем более норме № 5, работник ЧМС НКВД был обречён на медленную голодную смерть.

    В целом, отношение руководства ЧМС, как и высшего руководства страны, к судьбам и жизням т/м, равно как и к гражданам своей страны, как в период истории строительства ЧМЗ, так и в любой период истории Советского государства, можно охарактеризовать только одним словом: «ПРЕНЕБРЕЖИТЕЛЬНОЕ». Результаты такого отношения при строительстве ЧМЗ – в братских могилах, в которых хоронили умерших и погибших строителей из числа лагерного населения БКС/ЧМС НКВД. Как следует из документа ИТЛ:

    «В декабре [1942 г.] умерло 810 [человек]… Из 2425 инвалидов и длительно нетрудоспособных оформлены актами для демобилизации 1100 [человек].

    Причинами создавшегося положения [с] заболеваемостью [и] смертностью является: изношенность рабфонда напряжённой производственной работой летне-осеннего периода, использование большого числа лиц лёгкого физического труда на общестроительных [работах]…

    Подпись А. Н. Комаровский»[34]

    Можно проследить зависимость между усилением интенсивности труда и наказания т/м, с одной стороны, и ростом количества активированных инвалидов из числа т/м при строительстве первой очереди ЧМЗ, с другой. С марта по октябрь 1942 г. на БКС/ЧМС было выведено за баланс рабочей силы и демобилизовано минимум 623 инвалида производства: апрель – 145 чел., май – 92 чел., июнь – 64 чел., июль – 69 чел., август – 80 чел., сентябрь – 55 чел., октябрь – 118 человек[35]. Данных за ноябрь у автора нет, в декабре демобилизовано 1100 человек. В первом квартале 1943 г. рост числа инвалидов из числа т/м продолжился: январь – 1526 чел., февраль – 1812 чел., март – 2115 человек. За три недели апреля, с первого по двадцать первое число, количество активированных инвалидов составило 1941 человек[36].

    Эти числа статистики строительства ЧМЗ ещё раз показывают, какой ценой были обеспечены строительство и пуск в эксплуатацию завода специальных сталей на Першинской площадке. До первой стали ЧМЗ после декабря 1942 г. оставалось ещё более трёх с половиной месяцев. Сколько за это время выбыло т/м немцев по причине голодной смерти, сколько человек из состава лагерного населения после ареста оперативно-чекистским отделом было расстреляно или получили срок лишения свободы, мы пока в точности не знаем.

    Начиная с 19 апреля 1943 г.,ЧМЗ начал выпускать легированную инструментальную, жаропрочную и углеродистую марки стали и сталь для производства шарикоподшипников. После пуска летом 1943 г. в эксплуатацию прокатных станов был освоен выпуск круглых и квадратных профилей размером от 30 до 180 мм. Основным потребителем стали и проката ЧМЗ были челябинские танкостроители.

    Растиражированные коммунистической пропагандой рассказы автора «Записок…» о «досрочном» выполнении постановления ГКО о строительстве и пуске в эксплуатацию ЧМЗ, являются, выражаясь языком автора тех же «Записок…», обыкновенными лживыми «намазками» или «элементарной туфтой», которые были всегда присущи как коммунистической идеологии, так и советской плановой экономике. Если кто-то из читателей не знает установленных ГКО дат пуска в эксплуатацию объектов первой очереди ЧМЗ в 1942 г., то может с ними ознакомиться:

    Даты, установленные Постановлением ГКО от 13 апреля 1942 г. по пуску в эксплуатацию цехов Бакальского металлургического комбината:

    а) первая и вторая ЭСП[37]                                 1/Х – [19]42

    третья и четвёртая ЭСП                                   1/ХI – [19]42

    и пятая ЭСП                                                      1/XII – [19]42

    б) прокатный стан «800»                                 1/Х – [19]42

    прокатный стан «350»                                      1/XII – [19]42[38]

    О самой первой дате, 1 октября 1942 г. – дне пуска завода в эксплуатацию, летом 1942 г. из номера в номер писали в печатном органе политотдела управления «Бакалстрой» – в газете «За сталинский металл», говорили на всевозможных собраниях и совещаниях. Но, назначенная без учёта конкретных условий, эта дата стала ещё одним доказательством несостоятельности точного планирования в условиях войны, как бы того ни хотелось.

    О том, что в системе БКС/ЧМС на Першинской площадке строительства «туфта» была составляющей выполнения любых работ, говорится и в официальной истории ЧМС: «…многие из вольнонаёмных производителей работ, попросту говоря, гнали туфту»[39].

    В заключение можно отметить, что те усердие и рвение, которые проявлял начальник ИТЛ и строительства «Бакалстрой» / «Челябметаллургстрой» А. Комаровский на Першинской площадке в течение марта 1942 – марта 1944 гг., получили достойную оценку у руководства НКВД СССР. С весны 1944 г. А. Комаровский занимал различные должности в системе НКВД/МВД СССР, имел высокие государственные награды[40].

    Умер А. Н. Комаровский 19 ноября 1973 г. и похоронен на номенклатурном Новодевичьем кладбище, г. Москва.


    [1] Комаровский А. Н. Записки строителя. М.: Воениздат, 1972. 264 с., Автор публикации оставил без изменений стилистику и орфографию всего цитируемого материала.

    [2] Комаровский А. Н. Записки строителя… С. 121.

    [3] Там же. С. 120.

    [4] Там же. С. 116.

    [5] Там же. С. 122.

    [6] Главное управление оборонительных работ народного комиссариата обороны (прим. автора).

    [7] Народный комиссариат по строительству (прим. автора).

    [8] РГАСПИ. Ф. 644. Оп. 1. Д. 59. Л. 183.

    [9] ОГАЧО. Ф. Р-1619. Оп. 2. Д. 3. Л. 1–3.

    [10] ЦА МО РФ. Ф. 5 сапёрной армии. Оп. 5043. Д. 21. Л. 15.

    [11] ГУОС НКО – главное управление оборонительного строительства народного комиссариата обороны Союза ССР.

    [12] ЦА МО РФ Ф. 5 сапёрной армии. Оп. 5043. Д.38. Л.56.

    [13] Комаровский А. Н. Записки строителя... С. 124.

    [14] ОГАЧО. Ф. Р-1619. Оп. 1. Д. 134. Л. 1.

    [15] Комаровский А. Н. Записки строителя... С. 139.

    [16] ОГАЧО. Ф. Р-1619. Оп. 1. Д. 132. Л. 58.

    [17] Комаровский А. Н. Записки строителя... С.124.

    [19] Комаровский А. Н. Записки строителя... С. 143, 144.

    [20] ОГАЧО. Ф. П-288. Оп. 43. Д. 21. Л. 177об.

    [21] Там же. Л. 172об.

    [22] Там же. Л. 170об.

    [23] Там же. Л. 174.об.

    [24] ЦА МО РФ. Ф. 5 сапёрной армии. Оп. 5043. Д. 38. Л. 2, 3.

    [25] ОГАЧО. Ф. Р-916. Оп. 22. Д. 18. Л. 2.

    [26] Б. Шмыров Б. Д. Металл Победы: Надо понимать, с кем мы имеем дело... // Военно-исторический архив. 2011. № 5. С. 139–145.

    [27] Там же. 133, 134.

    [28] Следует внести уточнение в описание автором статьи механизма вынесения приговоров. Формально решения о наказаниях по 58-й ст., особенно о ВМН, принимались Особым Совещанием при НКВД СССР (прим. научн. ред.).

    [29] Автор «Записок» в первом издании 1972 г. вообще не писал о проблемах продовольственного снабжения на строительстве. «Вспомнил» только во втором издании 1973 г.

    [30] ОГАЧО. Ф. Р-1619. Оп. 1. Д. 11. Л. 193–195.

    [31] Там же. Л. 195.

    [32] ОГАЧО. Ф. Р-1619. Оп. 1. Д. 133. Л. 197.

    [33] Б. Шмыров Металл Победы: Начальник строительства. Часть 2. Першинская площадка / Б. Д. Шмыров // Военно-исторический архив. 2012. № 3. С. 46–48.

    [34] ОГАЧО. Ф. Р-1619. Оп. 1. Д. 133. Л. 2, 3.

    [35] Там же. Д. 132. Л. 155, 178.

    [36] ОГАЧО. Ф. Р-1619. Оп. 1. Д. 133. Л. 14.

    [37] ЭСП – электросталеплавильная печь

    [38] ОГАЧО. Ф. П-878. Оп. 1. Д. 1. Л. 67.

    [39] Китаев Е. А. На строительных высотах: История ЧМС. Челябинск: Юж.-Урал. кн. изд-во, 1991. С. 34.

    [40] 1940-е гг. – начальник Главного управления лагерей промышленного строительства / «Главпромстрой НКВД/МВД СССР»; 29 октября 1949 г. – присвоено звание лауреата Сталинской (Государственной) премии; 1951 г. – начальник Главного управления лагерей по строительству нефтеперерабатывающих заводов и предприятий искусственного жидкого топлива / «Главспецнефтестрой МВД СССР»; 21 ноября 1951 г. – начальник управления «Главпромстрой МВД СССР», Присвоено звание «Герой Социалистического труда»; 09 июля 1953 г. – член коллегии МВД СССР, начальник управления «Главпромстрой», первого Главного управления при Совмине СССР / Министерство среднего машиностроения; 16 марта 1953 – 14 марта 1955 гг. – начальник управления «Главпромстрой МВД СССР»; Министерство среднего машиностроения СССР; 14 марта 1955 г. – доктор технических наук; 1956 г. – заместитель министра обороны по строительству и расквартированию войск; декабрь 1963 г. – присвоено звание Лауреата Ленинской премии; 1968 г. – генерал армии; 1972 г. – автор «Записок строителя».