МЫ В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ

GEDENKBUCH

Электронная книга памяти
российских немцев

О ПРОЕКТЕ ФОТОГАЛЕРЕЯ ПАМЯТНЫЕ
МЕСТА
ПУБЛИКАЦИИ
ПОИСК ПО ОБД

ПАМЯТНЫЕ
МЕСТА

Карты ИТЛ и спецпоселений
ГУЛАГ СССРКарта лагерей Свердловской области 1930-нач. 50-х гг. Ивдельлаг 1951 г.БогословлагТагилллагЧелябинск, Металлургический р-н. Карта Р. РомбергаГенплан ЧелябметаллургстрояИТЛ Бакалстрой-ЧМС (Фрицляндия).Карта ИТЛ БМК-ЧМС и спецпоселения Челябинской области (1940-начало 50-х гг.).Спецпоселения Свердловской области 1930-50-х гг.Карта Свердловской области с обозначением ИТЛ, УИТЛК, комендатур ОСП и численности спецпоселенцев нач. 50-х гг.Карта спецпоселений Свердловской области (1949).Карта спецпоселений Чкаловской (Оренбургской) области(1949-1950 гг.).Спецпоселения ХМАО
Некрополи и памятные знаки

ПОИСК ПО ОБД

Расширенный поиск


Книга памяти немцев-трудармейцев

Бакалстрой-Челябметаллургстрой.
1942–1946

СОДЕРЖАНИЕ
Предисловие Введение
Глава 1. Принудительный труд на строительстве Челябинского металлургического завода
1.1.
ИТЛ Челябметаллургстроя: создание, этапы развития, численность и категории спецконтингента  (КирилловВ.М.)
1.2.
Формирование и использование в строительстве рабочих колонн мобилизованных немцев  (Гончаров Г. А.)
1.3.
Трудмобилизованные из Средне-Азиатского военного округа на строительстве Челябинского металлургического завода  (Шмыров Б. Д.)
1.4.
Начальником Бакалстроя утвердить...  (Шмыров Б. Д.)
1.5.
Сопротивление и протест узников лагеря  (Кригер В.)
1.6.
Особенности репрессивной политики в лагерной зоне  (Кригер В.)
1.7.
Отношение лагерной администрации и вольнонаемного персонала к мобилизованному контингенту  (Кригер В.)
Глава 2. Жизнь, труд, смерть в лагере и за его пределами
2.1.
Условия жизни и труда трудмобилизованных советских немцев  (Гончаров Г. А.)
2.2.
Условия жизни и труда трудмобилизованных из Средне-Азиатского военного округа  (Шмыров Б. Д.)
2.3.
Физическое состояние и производительность труда спецконтингента (Кириллов В. М.)
2.4.
Динамика движения контингентов ИТЛ БМК-ЧМС и показатели смертности (Цепкалова А. А.)
2.5.
Повседневная жизнь населения индустриального центра в условиях режима военного времени: бытовые аспекты (Палецких Н. П.)
2.6.
Социальный портрет мобилизованных немцев (Разинков С. Л.)

Глава 3. Историография репрессивной политики, реабилитация и увековечение памяти о российских немцах
3.1.
Историографические проблемы репрессивной политики против советских немцев в отечественной исторической науке (Кириллов В. М.)
3.2.
Проблемы реабилитации и память об узниках трудовых лагерей
  • С государственным размахом (Нахтигаль А. Я.)
  • Справедливость через реабилитацию (Нахтигаль А. Я.)
  • Реабилитация – кто против? (Нахтигаль А. Я.)
  • Музей истории российских немцев (Понкратова Т. В.)
  • Спаситель пришел напомнить (Садчикова Л.)

    Глава 4. Архивные документы
    4.1.
    Источники по истории Главпромстроя (Бородкин Л. И., Цепкалова А. А., Гонцова М. В.)
    4.2.
    Строительство завода и ИТЛ
    4.3.
    Трудовая мобилизация
    4.4.
    Репрессивная политика в лагере
    4.5.
    Сопротивление и протест
    4.6.
    Жизнь и труд в ИТЛ Челябметаллургстроя
    4.7.
    Реабилитация
    Глава 5.Жизнь и судьба трудармейцев (воспоминания, биографии, статьи)
  • Альтергот Владимир Федорович
  • Балтаджи Николай Христофорович
  • Бальцер Франц Корнеевич
  • Блянк Ричард Рудольфович
  • Зотов (Беккер) Михаил Васильевич: поэт, художник, трудармеец
  • Беккер Эдуард Федорович
  • Брейтенбьюхер Андрей Андреевич
  • Венкелер Отто Эдуардович
  • Витлиф Губерт Михайлович
  • Вольтер Герхард (Григорий) Андреевич
  • Гаар Эдмунд[т] Робертович
  • Геммерлинг Георгий Владимирович
  • Геммерлинг Юрий Владимирович
  • Герш Людвиг Вильгельмович Их сделали врагами
  • Гетц Андрей Иванович "Жизнь закалила характер"
  • Гопфауф Эдуард Гильярович
  • Горст Александр Георгиевич
  • Горст Отто Фридрихович
  • Гофман (Линк) Лидия Андреевна
  • Зальман Юрий Карлович
  • Ильг Вильгельм Яковлевич
  • Кирш Рейнгард Адольфович
  • Книсс Иоганес Георгиевич
  • Киуру Яков Фомич
  • Кох Яков
  • Крамер Эрнст Вильгельмович
  • Крудер Андреас
  • Кун Петр Петрович
  • Ленц Николай Андреевич
  • Люфт Виталий Иванович
  • Майер Рудольф Иванович
  • Мильке Илья Евгеньевич
  • Махрик Михаил Наумович
  • Мейснер Арутюн Владимирович
  • Отт Давид Давидович
  • Оттен Генрих Фердинандович
  • Отто Александр Петрович
  • Пауль Виктор Иванович
  • Пельтцер Федор Оскарович
  • Руш А.лександр Александрович
  • Тесске Рудольф Эдуардович
  • Фабер Герберт Иванович
  • Фаст Иван Рудольфович
  • Фишер Александр Павлович
  • Фоос Александр Александрович, Бейм Федор Федорович "Друзья"
  • Фукс Виктор Генрихович
  • Цейтлер Герберт Гербертович
  • Шейфер Христиан Федерович
  • Шлей Том Иванович "Степной ребенок"
  • Шнейдер Генрих Генрихович
  • Шнейдер Фридрих Генрихович
  • Штоль Михаил Мартынович
  • Шуберт Иван Готлибович
  • Шульмайстер Эвальд Иосифович "Нас вылечит правда"
  • Шуравина Мария Ивановна
  • Экк Клеменс
  • Эрдман Герберт Гербертович
    Заключение
    Именной указатель
    Предметный указатель
    Список сокращений
    Авторы

    1.3. Трудмобилизованные из Средне-Азиатского военного округа на строительстве Челябинского металлургического завода

    Прежде, чем вести разговор о трудмобилизованных из Средне-Азиатского военного округа (далее по тексту – т/м САВО – автор) на строительной площадке в Першино, надо вернуться к событиям в Советском Союзе и в советской экономике. С началом боевых действий нацистской Германией в Советском Союзе обострилось положение с трудовыми ресурсами. В первые восемь дней войны в ряды действующей армии было мобилизовано более 5,3 млн человек[1]. С июня 1941 г. по декабрь 1942 г. численность рабочей силы в советской экономике существенно сократилась, с 33,9 млн человек до 18,4 млн человек[2]. Между тем, потребность советской экономики военного периода в рабочей силе возрастала, особенно в оборонной и тяжёлой промышленности. Предприятия, эвакуированные из европейской части страны на Урал, в Сибирь и Среднюю Азию, имели по прибытию на новое место небольшое количество кадровых работников. Так, например, осенью 1941 г. в Узбекистан с эвакуированными предприятиями прибыло не более 20 % рабочих[3].

    В конце 1941 – начале 1942 гг. в южно-уральском регионе возник разрыв между производственными возможностями промышленных предприятий и наличием рабочей силы. Это вело к задержке ввода в эксплуатацию вновь прибывшего на предприятия оборудования из европейской части страны. Следствием всех этих факторов было невыполнение заданий по выпуску конечной продукции. Таким образом, тенденция уменьшения численности рабочей силы, характерная для советской экономики военного периода, отчётливо прослеживается и на Южном Урале. По мере того, как война на территории Советского Союза принимала затяжной характер, вопрос удовлетворениям потребности в рабочей силе становился всё острее. Для привлечения новых трудовых контингентов в стране проводится мобилизация населения городов и сельской местности, не занятого в производственной деятельности, и вводится всеобщая трудовая повинность.

    Мобилизация рабочей силы в военный период времени проводилась по указам Президиума Верховного Совета Союза ССР, решениям Государственного Комитета Обороны/ ГКО, ГОКО и Совета Народных Комиссаров (СНК) СССР. 1942 год стал для экономики страны не только временем полного перехода на военные рельсы, но и началом широкого привлечения на производство различных групп граждан советского общества.

    В январе–феврале 1942 г. трудовой мобилизации подверглись советские немцы. К маю 1942 г. на Урале находилось 9 из 15 ИТЛ НКВД, где размещались рабочие колонны с т/м советскими немцами для работы на различных объектах промышленности и строительства[4].

    Другим контингентом рабочей силы, призванным восполнить очередную нехватку работников в экономике Советского Союза, стали т/м САВО. В соответствии с Постановлением ГОКО № 2414с от 14 октября 1942 г. предполагалось направить по заранее составленным разнарядкам в 19 союзных народных комиссариатов установленное количество рабочих из республик Средней Азии и Казахской ССР. Как считает автор, принимая Постановление № 2414с от 14 октября 1942 г. «О мобилизации в Узбекской, Казахской, Киргизской, Таджикской и Туркменской ССР военнообязанных для работы в промышленности и строительстве жел[езных] дорог и пром[ышленных] предприятий», в ГОКО исходили из того, что при выполнении положений данного документа, промышленность и строительство страны получат определённое количество рабочей силы, которая внесёт свой вклад в работу советской экономики военного периода. Кроме того, предполагалось, что использование т/м САВО совместно с другими категориями работников и служащих на производстве и в строительстве позволит подготовить квалифицированные кадры для народного хозяйства советских республик Средней Азии, а также их использование после войны на местах проживания данного контингента. Уверенность кремлёвского руководства в исполнении Постановления ГОКО № 2114с основывалась на следующем. До осени 1942 г. в республиках Средней Азии и в Казахской ССР не проводились крупные масштабные мероприятия по мобилизации трудоспособного местного населения для работы на промышленных предприятиях и объектах строительства за пределами Казахстана и среднеазиатского региона. Исключением среди всех групп местного населения были только советские немцы, как местные уроженцы, так и из числа высланных из европейской части страны осенью 1941 года.

    В конце ноября – начале декабря 1942 года первые т/м САВО начали прибывать на промышленные объекты города Челябинск, в частности, на Челябинский Кировский танковый завод. К маю 1943 г. т/м уроженцы республик Средней Азии и Казахстана из САВО работали на 33 промышленных предприятиях и хозяйственных объектах Челябинской области, а их численность достигла 20599 человек[5].

    В мае 1943 г. т/м САВО были направлены из Узбекской ССР в распоряжение управления ЧМС НКВД на строительство ЧМЗ, где сложилась критическая ситуация с рабочей силой. Начальник управления ЧМС НКВД А. Н. Комаровский сообщал 17 мая 1943 г. секретарю ЦК ВКП(б) Г. М. Маленкову, что «на строительстве имеется лишь 40 % рабочей силы от плана»[6]. Руководство НКВД СССР и Главного управления лагерей промышленного строительства (Главпромстрой НКВД Союза ССР) дало задание начальнику ЧМС НКВД А. Н. Комаровскому об отправке в короткий срок т/м САВО из Средней Азии в Челябинск.

    Для работы на Першинской площадке во исполнение Постановления № 2414с ГОКО от 14 октября 1942 г. следовало произвести на местах мобилизации строгий отбор военнообязанных, пригодных к среднему и тяжёлому физическому труду, которых можно было использовать на строительстве ЧМЗ. Из Челябинска в Ташкент была отправлена комиссия ЧМС НКВД, которая произвела в Узбекистане отбор военнообязанных для отправки на Южный Урал[7]. Первая партия уроженцев республик Средней Азии в количестве 437 человек прибыла в ЧМС в мае 1943 года. Из них 120 человек было отправлено в управление на строительство доменного производства ЧМЗ. Вновь прибывшие были размещены в жилой зоне ИТЛ БКС/ЧМС НКВД[8].

    Следующие партии т/м САВО, прибывающие для работы на строительстве завода, также размещались на территории ИТЛ, или в его отдельных лагерных участках, в частности, на территории лагерного участка № 4. Там уроженцам республик Средней Азии и Казахской ССР были выделены отдельные от заключённых бараки и землянки для проживания[9]. Необходимо отметить, что по уточнённым данным, в период с мая 1943 по октябрь 1944 г. т/м САВО являлись пятой категорией рабочей силы в ЧМС. Вместе с ними на строительстве ЧМЗ работали вольнонаёмные, т/м советские немцы, заключённые, военнопленные германского вермахта из лагеря № 68 НКВД Союза ССР[10], что видно из табл. 1.

    Таблица 1.

    Динамика рабочей силы в ЧМС НКВД, май-октябрь 1943 г.

     

    Категории

    контингента

    Май

    Июнь

    Июль

    Август

    Сентябрь

    Октябрь

    Вольнонаёмные

    чел.

    3265

    3235

    8528

    3400

    330 0

    3300

     %

    12,226

    11,144

    17,644

    7,450

    7,440

    7,762

    Т/м

    САВО

    чел.

    437

    286

    3658

    6047

    6500

    5002

     %

    1,636

    0,986

    7,568

    13,250

    14,657

    11,765

    Т/м

    немцы

    чел.

    21692

    21911

    21886

    21476

    20805

    20741

     %

    81,228

    75,482

    45,281

    47,060

    46,912

    48,785

    Заключённые

    чел.

    11

    2196

    12660

    13405

    12682

    12222

     %

    0,0411

    7,565

    26,193

    29,374

    28,596

    28,748

    Военнопленные

    чел.

    1300

    1400

    1602

    1308

    1062

    1250

     %

    4,868

    4,823

    3,314

    2,866

    2,395

    2,940

    Всего:

    чел.

    26705

    29028

    48334

    45636

    44399/

    44349*

    42549/

    42515*

     %

    100,0

    100,0

    100,0

    100,0

    100,0

    100,0

     

     

    *Примечание. При подсчёте категорий контингента в документах управления ЧМС была допущена ошибка, % отношение приведено автором к фактическому количеству контингента.

    Составлено по: ОГАЧО. Ф. Р-1619. Оп. 1. Д. 133. Л. 56, 110, 141; процентные отношения для категорий контингента подсчитаны автором.

     

    Таким образом, направленные для работы в ЧМС НКВД т/м САВО составляли в разный период строительства от 1,6 % до 14,6 % всего рабочего коллектива и являлись вспомогательной силой на данном предприятие.

    Кроме основного лагеря на Першинской площадке с конца августа 1943 г. среднеазиатские рабочие размещались в отдельных лагерных пунктах «Челяблага»[11] НКВД Союза ССР на Тургояке, в лагерном районе № 1, лагерных пунктах при Красноуфимском и Афанасьевском леспромхозах треста «Свердловсклес». Уроженцы республик Средней Азии и Казахской ССР были переданы руководством ЧМС тресту на контрагентских началах и трудились на лесоповалах[12]. Для работы по лесозаготовкам в Красноуфимсокм районе Свердловской области из т/м САВО был сформирован четвёртый строительный отряд в количестве 400 человек. Чуть позже к ним добавилось ещё 600 уроженцев республик Средней Азии и Казахской ССР – казахов, таджиков, туркменов из лагерного района № 1 ЧМС[13].

    После прибытия на Южный Урал на производственных и строительных объектах уроженцы САВО, как правило, включались в состав структурных подразделений предприятия (бригада, участок, колонна/отряд) по национальному признаку. В отдельных хозяйственных объектах форма организации трудовой деятельности т/м САВО носила примерно подобный характер, лишь незначительно отличаясь в деталях и названиях, но без изменения основной направленности организации производственного процесса уроженцев республик Средней Азии и Казахской ССР.

    На строительстве ЧМЗ т/м САВО зачислялись в состав пятого строительного отряда. За сравнительно короткий промежуток времени в 1943 г. численность строительного отряда № 5 увеличилась с 437 человек в мае до 3658 человек в июле. В этот период отряд был переименован в «Первый национальный район»[14]. Во главе отряда/колонны стоял начальник, имевший своего заместителя/заместителей. В системе ГУЛАГа НКВД Союза ССР на эти должности назначались сотрудники НКВД, как говорилось в документе «лучшие чекисты лагерники, имевшие опыт лагерной работы»[15]. За массово-политическую работу с личным составом отвечал инспектор по политической части, в системе НКВД – политрук, также сотрудник данного ведомства. С весны 1943 г. должность «политрук» была отменена и введена должность «заместитель командира строительного отряда по политической части». В строительных отрядах управления строительства ЧМС на эту должность назначались сотрудники, офицеры НКВД Союза ССР, как правило, в звании «младший лейтенант государственной безопасности»[16]. В штате отряда были должности заместителя начальника по быту и коменданта.

    Для т/м САВО бригада формировалась не только по рабочим профессиям, но и по национальному признаку, т. е. когда в составе бригаде были только уроженцы республик Средней Азии и Казахской ССР. На должность бригадира назначались работники, хорошо знавшие свою профессию, имевшие опыт производственной деятельности и владевшие русским языком. Бригадир выдавал конкретное задание, осуществлял непосредственный контроль за его выполнением, в конце рабочего дня закрывал бригаде процентное выполнение задания.

    По мере уменьшения количества т/м САВО, работающих на производственных и строительных объектах Южного Урала, количество национальных производственных структур стало сокращаться. В начале января 1944 г. в связи с уменьшением численности т/м САВО первый национальный район был реорганизован и на его базе создан строительный отряд № 5, который разместился на территории первого лагерного участка «Челяблага». Начальником стройотряда № 5 был назначен Камаев, бывший начальник первого национального района[17].

    К середине 1944 г. оставшиеся на производстве т/м САВО вошли в состав общепроизводственных структур по рабочим специальностям, но без национального признака – бригады, участки и т. д. В ЧМС НКВД с 18 июля 1944 г. в связи с сократившейся численностью т/м САВО строительный отряд № 5 как самостоятельное лагерное подразделение был расформирован. Среднеазиатские рабочие в количестве 989 человек были переведены в состав производственных подразделений ЧМС. Весь жилищный и коммунально-бытовой фонд бывшего стройотряда № 5 был передан во временное пользование лагерю германских военнопленных № 68 НКВД СССР. Здание бывшей столовой № 14 строительного отряда № 5 и помещение чайханы были переданы на баланс жилищно-коммунального отдела ЧМС НКВД для использования под квартиры вольнонаёмного состава управления строительства[18].


    [1] Великая Отечественная война. 1941–1945: энциклопедия / Гл. ред. М. М. Козлов. М.: Сов. энциклопедия, 1985. С. 452.

    [2] Там же. С. 729.

    [3] РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 122. Д. 37. Л. 67.

    [4] Гончаров, Г. А. «Трудовая армия» на Урале в годы Великой Отечественной войны: Моногр. Челябинск: Челяб. гос. ун-т, 2006. С. 108.

    [5] Подсчитано по данным: ОГАЧО. Ф. П-288. Оп. 8. Д. 125. Л.80; там же: Д. 261. Л. 3–8, 35, 38, 39, 41, 43, 45, 48-50, 53, 57, 59, 60, 66, 68, 72, 73; там же: Ф. П-234. Оп. 17. Д. 60. Л. 49об.; там же: Оп. 18. Д. 43. Л. 30; там же: Ф. Р-1283. Оп. 1. Д. 11. Л. 40; РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 122. Д. 50. Л. 43.

    [6] ОГАЧО. Ф. Р-1619. Оп. 2. Д. 13. Л. 63.

    [7] Там же. Оп. 1. Д. 21. Л. 136.

    [8] ОГАЧО. Ф Р-1619. Оп. 2. Д. 133. Л. 56.

    [9] Там же. Д. 25. Л. 48.

    [10] ОГАЧО. Ф Р-1619. Оп. 2. Д. 133. Л. 56.

    [11] Наименование «Челяблаг» ИТЛ получил только 22.05.1947, после переименования из ИТЛ Челябметаллургстрой. Таким образом, автор статьи использует его условно, заключая в кавычки (прим. научн. ред.).

    [12] ОГАЧО. Ф. П-288. Оп. 8. Д. 217. Л. 5.

    [13] ОГАЧО. Ф. Р-1619. Оп. 1. Д. 21. Л. 131.

    [14] ОГАЧО. Ф. Р-1619. Оп.1. Д. 133. Л. 56, 110.

    [15] ГАРФ. Ф. Р-9414. Оп. 1. Д. 1157. Л. 2, 21.

    [16] ОГАЧО. Ф. Р. 1619. Оп. 1. Д. 33а. Л. 15, 80.

    [17] Там же. Д. 25. Л. 22.

    [18] Там же. Д. 28. Л. 15; GEBENKBUCH: Книга памяти немцев-трудармейцев ИТЛ Бакалстрой-Челябметаллургстрой. 1942–1948 / Авторы составители: В. М. Кириллов, С. Л. Разинков, Е. П. Турова. Том 1. М.: МСНК, Нижний Тагил: НТГСПА, 2011. С. 661.