МЫ В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ

GEDENKBUCH

Электронная книга памяти
российских немцев

О ПРОЕКТЕ ФОТОГАЛЕРЕЯ ПАМЯТНЫЕ
МЕСТА
ПУБЛИКАЦИИ
ПОИСК ПО ОБД

ПАМЯТНЫЕ
МЕСТА

Карты ИТЛ и спецпоселений
ГУЛАГ СССРКарта лагерей Свердловской области 1930-нач. 50-х гг. Ивдельлаг 1951 г.БогословлагТагилллагЧелябинск, Металлургический р-н. Карта Р. РомбергаГенплан ЧелябметаллургстрояИТЛ Бакалстрой-ЧМС (Фрицляндия).Карта ИТЛ БМК-ЧМС и спецпоселения Челябинской области (1940-начало 50-х гг.).Спецпоселения Свердловской области 1930-50-х гг.Карта Свердловской области с обозначением ИТЛ, УИТЛК, комендатур ОСП и численности спецпоселенцев нач. 50-х гг.Карта спецпоселений Свердловской области (1949).Карта спецпоселений Чкаловской (Оренбургской) области(1949-1950 гг.).Спецпоселения ХМАО
Некрополи и памятные знаки

ПОИСК ПО ОБД

Расширенный поиск


Книга памяти немцев-трудармейцев

Тагиллага 1941—1946

СОДЕРЖАНИЕ
ВВЕДЕНИЕ Глава 1. ИССЛЕДОВАНИЯ ПО ИСТОРИИ РЕПРЕССИЙ ПРОТИВ РОССИЙСКИХ НЕМЦЕВ
1.1.
Немецкое население Урала и трудовая мобилизация (Кириллов В. М., Маламуд Г. Я.)
1.2.
Социальный портрет трудармейцев Тагиллага (Разинков С. Л.)
1.3.
Опыт создания базы данных «Советские немцы — трудармейцы Тагиллага» (Поршнев С. В., Разинков С. Л.)
Глава 2. АРХИВНЫЕ ДОКУМЕНТЫ И ПАМЯТЬ НАРОДА
  • Борисова А. Баллада о трудармейцах (вместо эпиграфа)
    2.1.
    Депортация
  • Из официальных и секретных документов об условиях депортации и ее причинах (Постановление от 26.08.41 г., Указ от 28.08.41 г.)
  • Строго секретно (Мозговой А. В.)
  • Жаркое лето 1941 года (Валова Е. Е.)
  • Женские судьбы (Валова Е. Е.)
  • Без вины виноватые (Кузьмина П. М.)
  • Колесо истории (начало) (Кох А. Я.)
    2.2.
    Трудовая мобилизация и лагеря
  • Из документов ГКО и НКВД о трудовой мобилизации и порядке ее проведения (выдержки из постановлений и приказов от 10.01.42, 12.01.42, нач. янв. 42, 14.02.42, 04.42, 7.10.42.)
  • Zur Erinnerung (На память) (Кузьмина П.М. )
  • В Кучеевском лесу (Рунг В. Э.)
  • Из Приказа № 6 от 2.03.42 «О закреплении стройбатов и отрядов за районами (Тагиллаг)»
  • Не трудармия, а лагерь (Берг П. А.)
  • Приказ НКВД № 0192 от 2.06.42 «О результатах обследования Нижнетагильского ИТЛ»
  • Их оставалось только трое (Кузьмина П. М.)
  • Распоряжение от 11.07.42 «О создании подкомандировки на РМЗ из числа рабочих отряда 1874»
  • Исповедь трудармейца (Вейде Д. Г.)
  • Приказ № 0087 от 21.07.42 О результатах проверки инспекцией при НСТРе лагеря 9-го лесозаготовительного района
  • Воспоминания о былом (Рунг В. Э.)
  • Инструкция Тагиллага... от 21.07.42
  • Мне тогда больше нравилось жить, чем теперь... (Бауэр А. Е.)
  • Приказ № 0168 от 30.12.42 О результатах проверки пищевого блока в лагподразделениях Тагиллага НКВД СССР
  • Открытая рана (Больдт И. И.)
  • Приказ № 04 от 7.01.43 О неудовлетворительном санитарном состоянии колонны № 7 отряда 1874
  • Мир тесен (Керн М. М.)
  • Приказ № 0017 от 25.01.43 О демобилизации инвалидов и нетрудоспособных, содержащихся в стройотрядах 1874 и 1875
  • Воспоминания врача Тагиллага (Михельсон (Иванова) О. В.)
  • Приказ № 040 от 2.04.43 О неправильном трудиспользовании мобилизованных немцев на карьере Лапина гора
  • Тем, кого молния не убила, гром не страшен (Кузьмина П. М.)
  • Из Приказов (№ 047 и 049) от 1943 г. (Тагиллаг)
  • Так жили, работали и умирали трудармейцы (Адам А. Ф.)
  • Из Приказов № 00114, 00115, 0125 от 1943 г. (Тагиллаг)
  • Женская доля (Бейм (Бенцель) О. Ф.)
  • Из Приказа № 078 от 29.08.44 (Тагиллаг)
  • Любовь, пронесенная сквозь годы (Кузьмина П. М.)
  • Из Приказа № 07 от 8.02.45
  • Мартель Станислав Иванович (Кузьмина П. М.)
  • Приказ № 014 от 6.04.45
  • Колесо истории (окончание) (Кох А. Я.)
  • Приказ № 0030 от 1.08.45
  • И жизнь, и слезы, и любовь (Вибе Ф. Ф.)
  • Акт от 12.08.45 (Тагиллаг)
  • Память сердца (Шмидт А. А.)
  • Распоряжение № 16с от 22.12.1945 г. (Тагиллаг)
  • Территория неволи (Кузьмина П. М.)
    2.3.
    Отношение советских немцев к государственной власти
  • Контрреволюционная шпионско-диверсионная деятельность трудмобилизованных отряда 1874 — миф или реальность? (Кириллов В. М.)
  • Письмо Сталину
  • «Не признаю[...] нацию немца»
  • Первый отпуск (Шмидт А. А.)
    Глава 3. CУДЬБЫ ЖЕРТВ РЕПРЕССИЙ
  • Судьба востоковеда А. К.Арендса (письмо из Института Востоковедения АН СССР в трест Тагилстрой)
  • Союз мужества и любви (воспоминания о Пауле Рикерте) (Белавина И.)
  • «Удивили меня Бухенвальдом! А у нас что – лучше было?!» (из воспоминаний Б.В. Раушенбаха) (Бернгард Э. Г.)
  • Руки хирурга (Т. А. Грасмик) (Вендер Д. В.)
  • Бадер Отто Николаевич (Гаджиева Е. А.)
  • Пожелтевшие, полуистлевшие страницы... (Гейман И.)
  • Кроневальд Иван Иванович (Кириллов В. М., Шапко В. Т.)
  • И вечный бой (И. И. Браун) (Кузьмина П. М.)
  • Данн Эрнст Филиппович (Кузьмина П. М.)
  • Не оставивший надежду (Мадер Р. Д.)
  • Правду-матку — в глаза (Э. Э. Россель) (Стуликов А.)
  • Нам было не до танцев (Е. Я. Бокемайер) (Цейзер А. Я.)
  • Была иллюзия свободы (М. И. Гейне) (Цейзер А. Я.)
    Глава 4. НАДЕЖДЫ И РЕАЛЬНОСТЬ: ПОЛОЖЕНИЕ ТРУДАРМЕЙЦЕВ В КОНЦЕ ХХ ВЕКА
  • Мы верили и ждали (Кроневальд И. И.)
  • Как мы ждали и чего дождались (Гейман И. К., Шедель И. А. , Берг П. А.)
  • Особая причина. Стихи: Медали. Сыновьям. Родные места. Умчался конь (Лир А. А.)
  • Ничто не забыто (Васютинский В. Ф.)
  • Лики поэзии. Стихи: Маме. Село Брабандер в 1991г. Сарагулка (Керн Э.)
  • Светлые слезы Амалии Нейферт (Васютинский В. Ф.)
  • Стихи: Где дух господень — там свобода. Летняя ночь(Книсс М. Б.)
  • Десять лет и вся жизнь(Кузьмина П. М.)
  • О чем мечтаешь, Елизавета Мартыновна? (Свахина Р.)
  • Стихи: Тете Агнес (Керн Э.)
  • «Сажайте розы в проклятую землю» (Танин А.)
    ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  • Список сокращений
  • Список соотнесения названия мобилизующего военкомата с областью
  • Глоссарий
    С. Л. Разинков

    1.2. Социальный портрет трудармейцев Тагиллага

    В Муниципальном архиве социально-правовых документов г. Нижнего Тагила (МАСПД) хранятся в большинстве своем еще не опубликованные документы, содержащие интереснейшую информацию о составе, условиях жизни и труда советских немцев — трудармейцев Тагиллага. В январе-июне 2000 г. на основе одного из таких источников (учетной карточки трудармейца) была создана электронная база данных (БД) «Советские немцы-трудармейцы Тагиллага», сведения которой позволяют охарактеризовать существенные черты этой социальной группы и проанализировать «жизненные пути» ее представителей. Для оценки представительности содержащейся в базе данных информации любопытно соотнести сведения БД о численности немцев-трудармейцев Тагиллага в определенные временные периоды с цифрами, приводимыми в работах отечественных исследователей со ссылкой на документы, хранящиеся в Государственном архиве Российской Федерации (ГАРФ)[1] (табл. 1).

    Таблица 1
    Численность немцев-трудармейцев Тагиллага, чел.
     По данным ГАРФПо данным БДРазница, в %
    только советские немцыразница, в %с трудармейцами других национальностей
    На 31 декабря 194237173509-5.63561-4.2
    На 1 мая 194333123149-4.93195-3.5
    На 1 января 194448254542-5.84675-3.1
    На 31 декабря 194445004469-0.745671.5

    Источник: сведения БД; Герман А. А., Курочкин А. Н. Немцы СССР в трудовой армии (1941-1945). — М., 1998. С. 167; Маламуд Г. Я. Мобилизованные советские немцы на Урале в 1942–1948 гг. // Репрессии против российских немцев. Наказанный народ. М., 1999. С. 129.

    Таким образом, данные БД в целом сравнимы с материалами центрального архива, что может служить подтверждением достоверности первых, при этом некоторое расхождение в цифрах объясняется, вероятно, тем, что в сводках ГАРФ к советским немцам-трудармейцам отнесены трудармейцы других национальностей, также работавшие в стройотряде № 1874, а в БД у некоторых персоналий отсутствуют даты прибытия и убытия. В любом случае в Тагиллаге НКВД находилось значительное число мобилизованных советских немцев — в апреле 1942 г. они составляли 13% от списочного состава лагеря (вместе с вольнонаемными — ок. 9%)[2], в мае 1943 г. — 9,8%[3], а в январе 1946 — 15,2%[4].

    Более интересен вопрос об общей численности советских немцев-трудармейцев, прошедших через Тагиллаг в 1942–1946 гг., при оценке которой исследователи оперируют цифрами от 10196[5] до около 15 тыс.[6] человек. По материалам БД можно определить общее количество немцев-трудармейцев Тагиллага в 6519 чел.[7]. Возможно, что их реальная численность несколько выше (в силу того что советскими немцами, вероятно, могли являться и некоторые из трудармейцев других национальностей, в первую очередь украинцев и русских), но в любом случае не превышает 6600 человек.

    Прибытие мобилизованных советских немцев в Тагиллаг происходило поэтапно, несколькими волнами (табл.2).

    Таблица 2
    Источники и динамика поступления советских немцев-трудармейцев в Тагиллаг. чел.
    Источники19421943194419451946Всего
    По постановлению ГКО №1123сс от 10.01.42 (первый массовый призыв)2928----292844.9%
    По постановлению ГКО №1281сс от 14.02.42 (второй массовый призыв)621----6219.5%
    По постановлению ГКО №3860 от 19.08.43 (включая мобилизованных повторно)-1651---165125.3%
    Отозваны из РККА и переведены из внутренних строительных частей армии495----4957.6%
    Прибыли из мест заключения после отбытия срока наказания289265121802.8%
    Перевод с других объектов НКВД53614264-3194.9%
    Прочие7696747243224.9%
    Итого4127
    63.3%
    1791
    27.5%
    180
    2.8%
    401
    6.2%
    16
    0.2%
    6518100%

    Источник: сведения БД.

    Первыми в феврале 1942 г. в Тагиллаг прибыли немцы-переселенцы из Казахстана и Сибири, мобилизованные в рабочие колонны «на все время войны». В марте-апреле 1942 г. после второй массовой мобилизации контингент трудармейцев Тагиллага пополнили т. н. «местные немцы», не подвергавшиеся депортации в 1941 г. Третья, самая массовая, мобилизация советских немцев осенью 1942 г., по которой в трудармию направлялись и женщины, не затронула Тагиллаг. Однако в сентябре 1943 г., вероятно по постановлению ГКО № 3860, на строительство НТМЗ прибыла большая группа женщин-немок и мужчин, повторно мобилизованных в трудовую армию, из Омской области и Красноярского края. Один из трудармейцев уже в Нижнем Тагиле так рассказывал своим товарищам по несчастью об этой мобилизации: «Нам прислали повестки и собрали в клуб, где мы переночевали, а на другой день нам объявили, что вы мобилизованы, от матерей отбирали детей силой, при погрузке в автомашины не желающих отдать детей работники милиции толкали»[8].

    Немцы-военнослужащие, некоторые из которых уже успели принять участие в военных действиях и даже получить боевые ранения, были демобилизованы из армии в сентябре-октябре 1941 г. и наряду с финнами, эстонцами, латышами, поляками и др. направлены во внутренние строительные части в города Свердловск (стройколонна № 1049 на заводе «Уралхиммаш»), Каменск-Уральский (батальон № 687 на строительств Уральского алюминиевого завода), Нижний Тагил (стройбатальон № 390 на заводе им. Сталина), Талица (стройколонна № 1020 на спиртзаводе им. Микояна). Весной-летом 1942 г. все рабочие немецкой национальности из этих подразделений были переведены на объекты НКВД, в первую очередь в Тагиллаг.

    Таблица 3
    Распределение немцев-трудармейцев Тагиллага по полу и возрасту. чел. (на 1944 г.)
    ВозрастМуж.%Жен.%Всего%
    До 20 лет59810.834836.094614.5
    20-29 лет186733.625726.6212432.5
    30-30 лет179232.224525.3203831.3
    40-49 лет106519.211211.6117718.1
    50 лет и старше2204.050.52253.5
    Нет данных90.200.090.1
    Всего5551100.0967100.06518100.0

    Источник: сведения БД.

    Трудармейцы стройотряда № 1874 (в декабре 1945 г. его численность составляла 3934 чел., в том числе 963 женщины[9]) в основном трудились на подсобных предприятиях Тагиллага: кирпичном заводе, щебеночном карьере «Зайгора», песчаном карьере «Шайтанка», деревообделочном комбинате, заводе металлоконструкций (ЗМК-2), ремонтно-механическом и шиноремонтном заводах, арматурном дворе, шлако-цементном и бетонно-асфальтовом комбинатах[10]. Стройотряд № 1875 (в декабре 1945 г. – 208 чел.[11]), размещенный в лагпунктах Ясьва, Каменка и Винновка (в 38 км от Тагила) был занят на тяжелых работах по заготовке леса, что при недостаточном питании приводило к повышенной смертности среди трудармейцев, не раз ставившей это подразделение на грань развала. В 1945 г. 250 трудармейцев, в основном переведенных из Тавдинлага, были отправлены в г. Кушву на строительство Гороблагодатского рудника. Советские немцы из числа обессиливших и больных направлялись на сельхозработы в принадлежащие Тагиллагу хозяйства в д. Шиловка и с. Петрокаменское (Пригородный р-н Свердловской области), совхозы Аксариха (Камышловский р-н Свердловской области) и Тамакул (Далматовский р-н Курганской области), а также в Башкирскую сенозаготовительную подкомандировку. Особняком в этом списке стоит 9-я «доменная» колонна стройотряда № 1874 (организованная в 1943 г. для строительства важнейшего объекта НТМЗ – домны № 3), в которую были сведены самые высококвалифицированные рабочие и инженеры из числа мобилизованных немцев[12]. Следует отметить, что образовательный уровень немцев-трудармейцев Тагиллага был достаточно высок (табл. 4, 5).

    Таблица 4
    Распределение немцев-трудармейцев Тагиллага по уровню образования. чел.
    ОбразованиеМуж.%Жен.%Всего%
    Высшее1472.960.81532.6
    Среднее законченное95318.715219.7110518.8
    Среднее незаконченное82116.120025.9102117.4
    Низшее (начальное)227144.532342.0259444.2
    Малограмотный59811.7354.563310.8
    Неграмотный3136.1547.03676.2
    Итого5103100.0771100.05874100.0
    Нет данных448 197 645 
    Всего5551 967 6518 

    Источник: сведения БД.

    Табл. 5 иллюстрирует, что у 20-50-летних немцев-трудармейцев Тагиллага оказался значительно более высокий уровень образования, чем можно было бы ожидать, основываясь на материалах переписи 1939 г. для немцев РСФСР того же возраста[13]. Такое несоответствие можно попытаться объяснить либо недостоверностью материалов переписи 1939 г. для АССР НП (уровень фальсификации переписи по АССР немцев Поволжья выше, чем в каком-либо другом регионе РСФСР — 9,6%[14]), либо, что намного более вероятно, — спецификой состава трудармейцев Тагиллага.

    Таблица 5
    Количество лиц. имеющих высшее и среднее образование. на 1000 чел. (сравнение информации БД и данных переписи 1939 г.)
    ОбразованиеЛица немецкой национальности 20-50 лет. проживавшие в Р.С.Ф.С.Р. (по материалам переписи 1939 г.)Трудмобилизованные Тагиллага 20-50 лет (по материалам базы данных)
    Муж.Жен.ВсегоМуж.Жен.Всего
    Высшее15.76.011.034.010.631.3
    Среднее[15]123.489.9105.3156.0132.7153.3

    Источник: Всесоюзная перепись населения 1939 года. Основные итоги. Россия. СПб, 1999. Табл. 25; сведения БД.

    Обычно трудармейцы с высшим или средним техническим образованием могли рано или поздно рассчитывать на «работу по специальности». Например, В. А. Аллендорф – до мобилизации нач. лаборатории пластиков и старший научный сотрудник НИИ фанеры, работал зав. столярной мастерской; зав. производственным бюро паросилового хоз-ва Ижорского з-да Ф. Г. Валенбурир – нормировщиком; канд. хим. наук А. Г. Стромберг - контрольным мастером по обжигу на кирпичном заводе; нач. строительной конторы треста «Азнефтестрой» И. К. Баумгертнер – десятником и т. д. «Гуманитариям» везло меньше – если известный археолог О. Н. Бадер смог получить разрешение на проведение археологических исследований, сначала на Горбуновском торфянике близ Тагила, а в 1945 г. – уже на р. Чусовой, то не менее знаменитый ученый-востоковед А. К. Арендс, крупнейший исследователь средневековых персидских рукописей, владевший к тому же семью восточными и европейскими языками, до 1947 г. трудился разнорабочим и затем инструментальщиком на карьере Шайтанка[16].

    Нередки были и случаи нецелевого использования квалифицированных рабочих «на черных работах». Так, в ноябре 1943 г. в рапорте на имя начальника политотдела Тагилстроя приводился пример, когда «электросварщик работает на земляных работах, газо- и электросварщик – подручным слесаря и т. д.»[17].

    Некоторые исследователи особо подчеркивают, основываясь, вероятно, на приказе Л. П. Берия № 0083 от 12.01.1942, тот факт, что мобилизованные немцы в 1942-1945 гг. из руководящих должностей могли рассчитывать только на посты бригадиров, и то лишь «в порядке исключения»[18]. Однако реальная действительность, заключающаяся в катастрофической нехватке инженерно-технических и административно-хозяйственных работников, не согласовывалась с намерениями гулаговского начальства, и поэтому трудармейцы занимали в Тагиллаге достаточно высокие руководящие должности. Например, в 1945 г. из 10 колонн стройотряда №1874 шесть возглавлялись мобилизованными немцами (что явно противоречило упомянутому приказу). На Кирпичном заводе трудармейцами были три нач. цеха, гл. механик, нач. пожарной охраны; на Зайгоре – комендант штрафной зоны; на Шайтанке – командир комендантского взвода; в стройотряде № 1875 - начальник культурно-бытовой части, зам. гл. бухгалтера, бухгалтер отдела общего снабжения, бухгалтер столовой, зав. магазином, зав. пекарней, зав. столовой и т.д.[19], не говоря о большом количестве мастеров, бригадиров, десятников.

    Любопытно, что мобилизованные немцы-коммунисты и комсомольцы, которых в Тагиллаге насчитывалось соответственно 123 и 256 чел., не были исключены из этих организаций. И даже будучи ограниченными в правах, они были обязаны принимать активное участие в общественной жизни лагеря, в первую очередь разъясняя соотечественникам необходимость их пребывания за колючей проволокой. Однако зачастую попытки такой политико-разъяснительной работы были обречены на провал, и на каверзный вопрос трудармейца В. П. Кирштейна, почему не включена в план достройка здания электростанции, в то время как предусмотрена постройка гауптвахты (карьер «Шайтанка», 1942 г.), политрук колонны – мобилизованный немец Р. Ф. Рольгейзер мог ответить только дисциплинарным замечанием[20].

    Распорядок дня трудармейца Тагиллага (впрочем, как и заключенного) выглядел следующим образом:

    Подъем
    Уборка
    Завтрак
    Развод
    Передвижение к месту работы
    Начало работ
    Перерыв на завтрак
    Возвращение в лагерь
    Обед
    Поверка, отбой
    Отход ко сну
    5.00
    5.00–5.30
    5.30–6.00
    6.00–6.30
    6.30–7.00
    7.00
    13.00–14.00
    19.00–19.30
    19.30–20.30
    22.30
    23.00

    Несмотря на обязательный 8-часовой отдых заключенных и трудармейцев (в действительности – 6-часовой, так как время от 20.30 до 22.30 использовалось «для посещения бани, ларька, производственных совещаний и читки газет»), как отмечал начальник Тагиллага Г. Я. Рапопорт, «простаивание за обедом и иные хождения по лагерю приводят к тому, что они фактически сейчас не спят то время, которое им положено»[21].

    Таблица 6
    Норма выдачи хлеба на одного з/к (май 1943 г.), в гр.
    Выполнение нормыНа тяжелых работахНа остальных основных работах На вспомогательных работах
    До 50 %500400400
    От 50 до 80%600500450
    От 80 до 100%750650550
    От 100 до 125%900800-
    125% и выше1000900-
    От 100 до 130%--700
    130% и выше--800

    Источник: ОДА АНТ. Д.343. Л.148.

    Основное недовольство мобилизованных немцев вызывало скудное питание, количество которого постоянно сокращалось. Даже в 1943 г., когда обстановка на фронте и в тылу несколько стабилизировалась, норма выдачи хлеба (см. табл. 6) была уменьшена на 100 г, что создавало у некоторых трудармейцев ощущение целенаправленного геноцида: «Морят нас голодом, только не сразу, а постепенно, сейчас срежут 100 граммов, потом еще 100 граммов, так и пропадем все»[22].

    Для голодающих людей оставался только один выход — кража продуктов с подсобного хозяйства Тагиллага или колхозных полей, что было достаточно небезопасным занятием — пойманные немедленно получали срок от 1 до 2 лет по ст. 162 УК РСФСР. Один из мобилизованных немцев так описывал этот эпизод: «Я в связи с потерей своих физических сил решил заняться кражами в Шайтанке… Все лето регулярно, как у меня выходил картофель, я таковую воровал регулярно на плантациях Шайтанского совхоза Тагилстроя НКВД, а когда картофель убрали с плантаций, то я в декабре месяце 1942 г. подделал ключ к продовольственному складу… и совершал регулярные кражи продуктов питания… Всего я сумел 2 раза забраться в склад, где в общем итоге уворовать 2 литра постного масла, 1,5 кг мяса, две буханки хлеба. На плантациях — около 3-4 пудов картошки»[23].

    В свободное время трудармейцы вели разговоры, далекие от политики: в бараке большой популярностью пользовались беседы о довоенном прошлом и обсуждение писем от родных, оставшихся в Казахстане или Сибири, а трудармеец Н. во время перекуров на ремонтно-механическом заводе «истолковывал отдельные места из Библии применительно к современным условиям»[24].

    Однако в этих сугубо неполитических разговорах таилась опасность невольно высказать мысли, которые впоследствии могли быть интерпретированы как «антисоветская агитация». Например, Ш., получив письмо из дому и узнав о том, что его дочь в возрасте 9 лет в колхозе пасет скот, выразился следующим образом: «Каким это законом предусмотрено, чтобы детей насильно заставляли выполнять непосильную работу… забрали из деревень мужчин и женщин — дело дошло до стариков и детей, их также могут наравне со взрослыми мучить. Представляю, сколько слез можно каждое утро слышать от ребенка, когда его рано утром в сладкий сон поднимают на работу»[25]. Вообще оторванность от своих семей, как заметил один из трудармейцев, «не мобилизовывала, а демобилизовывала», создавала «гораздо худшие жизненные условия»[26], сказывалась на качестве работы и не могла не способствовать дезертирству.

    Система охраны и содержания трудмобилизованных немцев практически ничем не отличалась от режимов лагучастков, где содержались заключенные. Например, в июле 1942 г. в соответствии с приказом начальника Тагиллага Г. Я. Рапопорта «Об усилении охраны наиболее опасных категорий преступников» к последним наряду с осужденными по контрреволюционным делам и за тяжкие уголовные преступления заключенными были отнесены и трудмобилизованные немцы[27].

    Жилищно-бытовые условия, созданные в 1942 г. для трудармейцев Тагиллага, можно определить как ужасающие: например, в Винновке на одного человека приходилось 1,3 м2 площади барака[28] (при гулаговской норме 2,2 м2). Даже в конце 1943 г. одеялами были снабжены только 51% мобилизованных немцев, тюфячными наволочками — 46%, нательным бельем — 62%[29]. К 1945 г. трудармейцы стройотряда № 1874 проживали в 22 бараках на пяти лагерных участках и 20 коммунально-бытовых зданиях[30] уже в более приемлемых условиях.

    К концу войны начал постепенно смягчаться и режим содержания мобилизованных немцев. Вооруженная охрана, служившая, наряду с плохим питанием и тяжелейшими условиями труда и быта поводом для постоянного возмущения в среде трудармейцев, была снята в феврале 1945 г., когда в соответствии с приказом начальника Тагиллага М. М. Царевского лагучастки мобилизованных немцев были переведены на самоохрану. В декабре 1945 г. отдельным трудармейцам «в случае необходимости или в порядке поощрения» был разрешен выезд к семьям на время отпуска, а также для поездки за семьей, переводимой к месту работы, во все районы СССР, кроме Московской и Ленинградской областей, пограничных районов, а также территорий, находившихся под временной оккупацией немецких войск[31].

    Однако многие так и не дождались встречи с оставленными в местах депортации семьями, обретя вечный покой в братской могиле у Кирпичного завода или в заброшенных медных шахтах Винновки… Сами бывшие трудармейцы Тагиллага считают, что в 1942–1946 гг. от непосильного труда и скудного питания только в стройотряде №1874 умерло от 3748 чел. (Б. Д. Броцман) до 4000 чел. (Шмидт А. А.)[32]. В действительности эти цифры, безусловно, завышены (табл.7).

    Таблица 7
    Причины убытия трудармейцев из Тагиллага
    Причины убытияКол-во. чел%
    Передано в трест Тагилстрой359155.1
    Умерло6309.7
    Демобилизовано по инвалидности5478.4
    Оставлено в Тагиллаге в качестве вольнонаемных3465.3
    Арестовано. осуждено3335.1
    Демобилизовано без указания причины1933.0
    Переведено на другие объекты НКВД1462.2
    Дезертировало1011.7
    Демобилизовано по национальным признакам120.2
    Прочие причины190.3
    Нет данных (в основном переданы в трест Тагилстрой)5909.1
    Всего6518100.0

    Источник: сведения БД.

    Сведения табл. 7 подтверждаются и материалами архива Тагиллага, согласно которым всего с 1942 по 1945 г. из лагеря по различным причинам (смерть, демобилизация, осуждение, перевод) безвозвратно убыло 1926 чел.[33].

    Большинство из дезертировавших трудармейцев были практически сразу задержаны и осуждены, побег удавался лишь единицами. Однако, например, за первое полугодие 1944 г. из 14 бежавших мобилизованных немцев 7 чел. так и не были пойманы[34]. Некоторым из беглецов удалось попасть на фронт[35] и принять участие в борьбе, от которой высшее руководство страны столь тщательно «оберегало» немецкий народ, усомнившись в его патриотизме. Победа в Великой Отечественной войне привела к возникновению у трудармейцев ожиданий скорой демобилизации и возвращения в места прежнего проживания, перевода на работу по специальности или поступления в учебные заведения, которым, однако, не суждено было воплотиться в жизнь. С целью удержания депортированных народов в местах выселения в 1945–1948 гг. была организована система спецпоселения, характеризуемая запретом на перемену места жительства, административным контролем и регулированием деятельности некоторых категорий граждан и членов их семей.

    В Нижнем Тагиле становление системы спецпоселения советских немцев началось несколько позже, чем в других регионах СССР. Только в марте 1946 г. из Тагиллага выделился строительно-монтажный трест «Тагилстрой», в состав которого был передан практически весь контингент трудармейцев, насчитывающий к тому времени 4392 чел. При этом всех их ознакомили с содержанием Указа Президиума Верховного Совета СССР от 26/XII-1941 г. о том, что самовольный уход с предприятия будет рассматриваться как дезертирство, караемое лишением свободы на срок от 5 до 8 лет. Несмотря на это, в 1946–1948 гг. каждый десятый работник треста «Тагилстрой» — бывший трудармеец дезертировал с производства (табл. 8), чаще всего не возвратившись из предоставленного ему отпуска.

    Таблица 8
    Причины убытия немцев — работников треста «Тагилстрой» в 1946-48 гг.[36]
    Причины убытияКол-во, чел%
    Дезертировало10731,9
    По семейным обстоятельствам*6720,0
    По распоряжению органов МВД**5315,8
    Перевод3410,2
    По состоянию здоровья298,7
    Смерть92,7
    Арест72,0
    Прочие298,7
    Всего335100,0
    * В первую очередь подразумевается выезд для воссоединения с семьями, оставшимися в местах депортации
    **Предполагается санкционированное органами МВД воссоединение с семьей, перевод на другое предприятие или арест

    Источник: архив ОАО «Тагилстрой». Картотека рабочих и служащих.

    Одновременно с убытием бывших трудармейцев к своим семьям в Среднюю Азию или Сибирь происходил и обратный процесс — перевод членов семей спецпоселенцев в г. Нижний Тагил, который наряду с естественным приростом приводил к постоянному увеличению численности немецкого населения в Тагильском районе: в 1946 г. — ок. 5000 чел., в 1951 г. — 6927, к 1954 г. — ок. 7600 чел.

    В июле 1951 г. немцы-спецпоселенцы были трудоустроены на 16 предприятиях г. Н. Тагила (табл. 9), где многие из них стали квалифицированными рабочими и специалистами — техниками, десятниками, инженерами и прорабами строек.

    Таблица 9
    Распределение немцев-спецпоселенцев по предприятиям Н. Тагила в июне 1951 г.
    Отрасль промышленностиПредприятияРаботает чел.ПроживаетВ том числе:
    семейчел.муж.жен.детей
    Строит-во предприятий тяж. индустрииТрест «Тагилстрой»248710694534167314241437
    Транспортное машиностроениеЗ-д им Сталина (УВЗ)7002131140322507311
    Черная металлургияЗ-д им. Куйбышева, НТМЗ, Высокогор. и Лебяжин. желез-ные рудники25785508163177168
    Сельскохоз. машиностроениеВысокогорский завод сельхозмашин171543038412297
    Другие организации (9)Промкомбинат8583442141173128
    З-д № 1 треста №5 Мин-ва авиационной пром-сти65
    больницы42
    вузы и школы26
    прочие44
    Итого387715046927238324032141

    Источник: справка о количестве спецпоселенцев, расселенных в г. Н. Тагиле и районе на 1 июня 1951 г. — АИЦ УВД СО. Ф.12.Оп. 1. Д. 6. Л. 35-35 об.

    Таковы были итоги трагического периода в истории советских немцев, из-за принадлежности к «не той» национальности прошедших через горнило депортации и трудармии, через унижение и бесправие режима спецпоселения, но тем не менее продолжавших честно трудиться на благо страны и города, для большинства из них ставшего родиной.



    [1]См.: Бугай Н. Ф. И. Сталин — Л. Берия: «Их надо депортировать…»: Документы, факты, комментарии. М., 1992. С.216; Герман А.А., Курочкин А.Н. Немцы СССР в трудовой армии (1941-1945). — М.: Готика, 1998. С.167.
    [2]МАСПД. Ф. Тагиллага. Оп. Приказы начальника Тагилстроя – Тагиллага НКВД. 1942 год. Д.1. Л.63.; Система исправительно-трудовых лагерей в СССР, 1923-1960: Справочник / Об-во «Мемориал», ГАРФ; Сост. М. Б. Смирнов; Под ред. Н. Г. Охотина, А. Б. Рогинского. М.: Звенья, 1988. С.409.
    [3]Книга памяти / Сост. В.М. Кириллов. Екатеринбург: УИФ «Наука», 1994. Приложение. С. 398.
    [4]МАСПД. Ф. Тагиллага. Акт сдачи-приемки Тагилстроя–Тагиллага НКВД СССР в систему Наркомтяжстроя СССР. Приложение 1. Л.14-15.
    [5]Система исправительно-трудовых лагерей… С. 409. Со ссылкой на архив УИТЛК УМВД по Свердловской области.
    [6]Кириллов В. М. Советские немцы в Тагиллаге // Репрессии против российских немцев. Наказанный народ // Сб. трудов конференции «Репрессии против немцев в Советском Союзе в контексте современной национальной политики». М.: Звенья, 1999 С. 148.
    [7]Данная цифра косвенно подтверждается и тем, что номера личных дел трудармейцев не превышают число 7210. При этом следует учитывать, что некоторое количество таких личных дел было заведено и на другие категории (интернированных и трудармейцев других национальностей), а также в ряде случаев на одного человека могло открываться два личных дела.
    [8]ГААОСО Ф.Р-1. Оп.1. Д.29663. Л.9 об.
    [9]МАСПД. Ф. Тагиллага. Оп. Приказы начальника Тагилстроя – Тагиллага НКВД. 1945 г. Д.1. Л.123.
    [10]Архивный отдел при администрации г. Н.Тагил (АО АНТ). Ф.229. Оп.1. Д.446. Л.5.
    [11]МАСПД. Ф. Тагиллага. Оп. Приказы начальника Тагилстроя – Тагиллага НКВД. 1945 г. Д.1. Л.126.
    [12]Там же. 1943 г. Д.2. Л.116.
    [13]Распределение внутри этой возрастной группы примерно равное: по материалам переписи 1939 года население АССР немцев Поволжья составляло 20-29 лет — 44,4%, 30-39 лет — 36,0%, 40-49 лет — 19,6%, а по данным БД соответственно 39,0, 38,6, 22,2%.
    [14]Всесоюзная перепись населения 1939 г. Основные итоги. Россия. СПб, 1999. С.12.
    [15]В переписи 1939 года в число лиц со средним образованием включались лица с неполным средним (7 классов) и с неполным высшим образованием. См.: Всесоюзная перепись… С.205.
    [16]Архив ОАО «Тагилстрой». Оп. 1-2.
    [17]МАСПД. Ф. Тагиллага. Оп. Приказы начальника Тагилстроя – Тагиллага НКВД. 1943 год. Д.2, Л.116об.
    [18]Герман А.А., Курочкин А.Н. Указ.соч. С.75. 19. МАСПД. Ф. Тагиллага. Оп. Приказы начальника Тагилстроя – Тагиллага НКВД. 1945 год. Д.1. Л.125.
    [20]ГААОСО. Ф.Р-1. Оп.1 Д.33875. Л.50 об.
    [21]АО АНТ. Ф.Р-229. Оп.1. Д.339. Л.8.
    [22]ГААОСО. Ф.Р-1. Оп.1. Д.29663. Л.24 об.
    [23]Там же. Л.13-13об.
    [24]Там же. Д.35024. Л.35.
    [25]Там же. Д. 31782. Т.1. Приложение. Л.13.
    [26]Там же. Д. П-46537. Л.30.
    [27]МАСПД. Ф. Тагиллага. Оп. Приказы начальника Тагилстроя-Тагиллага НКВД. 1942 г. Д.1. Л.102.
    [28]Там же. 1942 г. Д.1. Л.97.
    [29]Там же. 1943 г. Д.2. Л.117.
    [30]МАСПД. Ф. Тагиллага. Акт сдачи-приемки Тагилстроя - Тагиллага НКВД СССР в систему Наркомтяжстроя СССР. Приложение 1. Л.18.
    [31]МАСПД. Ф. Тагиллага. Оп. Приказы начальника Тагилстроя-Тагиллага НКВД. 1945 г. Д.1. Л.113.
    [32]Архив Общества «Мемориал». Оп.1. Д.21. Л.1; Д.17. Л.1.
    [33]МАСПД. Ф. Тагиллага. Опись личных дел трудармейцев, выбывших из с/о 1874.
    [34]МАСПД. Ф. Тагиллага. Оп. Приказы начальника Тагилстроя – Тагиллага НКВД. 1944 г. Д.1. Л.73.
    [35]Жертвы репрессий. Нижний Тагил. 1920-80-е годы / В. М. Кириллов. Екатеринбург, 1999.
    [36]Подсчитано на основе выборки в 1063 чел. по картотеке архива ОАО «Тагилстрой».